Большой
 Балет 93
Автор: Inga (---.dialup.mtu-net.ru)
Дата:   18 Апр 2003 07:16

Продолжение "Балет 92"

И.Н.А., по поводу удачной международной карьеры - Мухамедов лет десять был первым танцовщиком Англии, это серьезно. Про Аюпову знаю только, что она танцевала с NYCB, но не знаю, сколько это продолжалось. Вишнева и Захарова в последнее время активно выступают с разными западными труппами, это уже стоит принимать во внимание, хотя до Нины им пока далеко. Но в молодом поколении соперниц у них пока маловато, так что они имеют шанс успешно продолжать в том же духе.

Михаил Александрович, Ваше упоминание Ледовской из Якутии поворачивает вопрос другим углом: две главные звезды Стасика, Чернобровкина и Ледовская - не из Москвы, главная звезда Кремлевского Балета Наталья Балахничева - из Перми, прима Касаткинской труппы Екатерина Березина, кажется, тоже из Перми(?). Интересно. Причем дело явно не в таланте, талантливых людей всюду хватает, но только одни благодаря таланту делают карьеру, а другие - не делают. Для того, чтобы добиться серьезных успехов, кроме таланта нужно еще желание идти вперед, энергия, не знаю как это еще назвать.

 RE: Балет 93
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   18 Апр 2003 08:11

О визите Ковент Гарден пишет
Анна Гордеева
АНГЛИЙСКАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ
Когда Путин поедет в Лондон, в Москве будут танцевать
'Время новостей', 18.04.2003
http://www.vremya.ru/2003/70/10/56230.html

Несколько цитат:
'Королевский балет Великобритании не был в России шестнадцать лет. Изредка к нам забегали его звезды - то детская Жизель Алины Кожокару доведет до обморока половину Петербурга, то Йохан Кобборг - Джеймс заставит принцев Большого задуматься над тем, похож ли их Бурнонвиль на Бурнонвиля.'

'Англичане - люди хладнокровные и отважные. Начнут они с 'Лебединого озера'. Версия Энтони Доуэлла заявлена как реконструкция мариинского спектакля 1895 года - то есть британские гости делом поучаствуют во все идущих российских спорах о балетном аутентизме.'

'За новое поколение ответит еще не появлявшийся в Москве и считающийся чрезвычайно модным в Штатах Кристофер Уилдон (это будет пред-знакомство; на этой же пресс-конференции Анатолий Иксанов сообщил, что Уилдон в следующем сезоне поставит в Москве вечер одноактных балетов).'

Катерина***, в отношении Харрисона Вы правы, наверно: автор музыки к номеру Лу Харрисон тоже знаменит (я успел найти его страницу в Интернете, род. аж в 1917!), но здесь скорее всего Битлы.

Всем - хорошей премьеры и веселого настроения после спектакля. Удачи нашим артистам и Алексею Ратманскому. Буду ждать откликов на форуме.

 RE: Балет 93
Автор: I.N.A. (---.5.79.128-156.NIK.macomnet.net)
Дата:   18 Апр 2003 13:27

Возвращаясь к Уилдону. В БТ все-таки намечен вечер его балетов - тройник ( два балета старых, один - новый, эксклюзив для Большого). Работа и премьера намечены на конец следующего сезона, а не на начало - как должно было быть с "Золушкой". Так что еще много воды утечет...
А с этой самой водой порой выплескивают, если не ребенка, то руководителей, например. Позволю себе сослаться на самые что ни на есть слухи, но их сенсационность, надеюсь, послужит мне оправданием. Говорят, что обсуждается ( наверное, в каких-то особых кругах) кандидатура Николая Цискаридзе на пост художественного руководителя балета. Если я не ошибаюсь, Фадеечеву для такого шага пришлось пожертвовать продолжением танцевальной карьеры. При этом он был старше Цискаридзе.
Но не будем о грустном. Желаю всем нам радостной премьеры. До встречи!

 RE: Балет 93
Автор: Надежда (---.directnet.ru)
Дата:   18 Апр 2003 14:30

Уважаемая Инга,

Наташа Ледовская не из Якутии, она - с Кавказа.

 RE: Балет 93
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   18 Апр 2003 15:45

Надежда, в данном контексте это неважно, но про Якутию написал я. На следющих основаниях.

НАТАЛЬЯ ЛЕДОВСКАЯ
Н.Садовская. Журнал "Балет" Май-Июнь 1998 (#96)

"Лед... льдинка... Ледовская. Надо же, фамилия балерины, любимицы москвичей, и впрямь соответствует земле, где она обитала сызмальства - в Якутии, в далеком поселке под названием Мохсоголлох, в переводе на русский - Соколиная гора."

"Но в один из дней приехала комиссия из Московского хореографического училища отбирать одаренных детей. И потянулись на смотрины в Якутск ребятишки из глубинки. Но авторитетный синклит постановил: Наташу в школу не брать."

"Выпустила и Ледовскую. Блестяще. Победа на конкурсе в Варне - тому доказательство. Ученический дуэт Натальи Ледовской и Владимира Малахова получил премию. Он - золото, она - бронзу. Путь в Московский балет, казалось, открыт. Но не тут-то было. Сначала на выпускницу начала претендовать балетная Якутия, затем встала совсем бытовая проблема: московская прописка..."

См. http://forum.balet.ru/read.php?f=1&i=15386&t=15384





 RE: Балет 93
Автор: Arina (---.rmt.ru)
Дата:   18 Апр 2003 16:32

Удивительное рядом!
На все апрельские "Светлые ручьи" расписаны составы и вывешены на офсайте БТ. Приятная неожиданность для нашего театра.

 RE: Балет 93
Автор: Надежда (---.directnet.ru)
Дата:   18 Апр 2003 16:36

Уважаемый Михаил Александрович,

Ледовская родилась на Кавказе. Мама и папа ее тоже с Кавказа. Это потом семья переехала в Якутию. В статье Н.Садовская очень туманно написала, что она в Якутии "обитала сызмальства". Можно подумать, что и родилась там. Прочитав эту статью, я тоже так думала. Да и красиво Н.Садовская играет с фамилией Ледовская - лед, Якутия, вечная мерзлота, бриллиант, потом сердцем согрела своих героинь. Только бриллиант это не якутский, а кавказский, хотя найден был в Якутии, увезен оттуда и огранен в Москве. Все это я знаю от самой Наташи. В вашем контексте это действительно не важно - главное, что не из Москвы. Но я подумала, что может быть кому-то это важно, может, кто-то тоже, как и я в свое время, ошибается на этот счет. Вот и написала. Мне этот факт, например, в свое время объяснил, откуда у ее Китри такой темперамент.

Надежда

 RE: Балет 93
Автор: Елена С. (62.5.170.---)
Дата:   18 Апр 2003 17:40

Добрый день всем!
В кассах БТ сказали, что с 20 апреля начнется продажа на спектакли Ковент Гарден.

 RE: Балет 93
Автор: Лена (80.250.227.---)
Дата:   18 Апр 2003 18:18

Здравствуйте!
Очень надеюсь на отклики о "Ручье"!
А пока получила очередные "Итоги" за 15 апреля и очень удивилась: "балерина всех времен" вышла из себя и вступила в полемику по поводу своего места в театре(истории, а также в открытую конфронтацию с Н.Ц. Видно, имидж "душечки" больше доходов не приносит,пора показать когти...

 RE: Балет 93
Автор: Катерина К*** (---.p8.col.ru)
Дата:   19 Апр 2003 00:04

Всем привет!
Ура! "Светлому ручью"!! Вот, все можно было предположить, но что балет окажется НАСТОЛЬКО смешным!..
Подробности - чуть позже...

Спокойной ночи, приятных сновидений.

 RE: Балет 93
Автор: Людмила З (---.217.elnet.msk.ru)
Дата:   19 Апр 2003 08:01

Здравствуйте друзья!.
По моему вчера Алексеем Ратманским был сделан московской публике и всем артистам БТ колоссальный подарок.
Балет очень понравился начиная от восхитительной музыки Шостаковича, очень мажорной, танцевальной, несущей в себе заряд радостной энергетики. Хореографически мне кажется это лучший из виденных мною балетов Ратманского. ( Видела
"Поцелуй феи", балет на музыку Скрябина, Лею, Сны Турандот, Прелести, Средний дуэт). Мастерски, изобретательно и музыкально поставлены хореографические композиции в массовых сценах, для каждого из персонажей поставлена партия с оригинальной, образной хореографией. Наконец то труппа получила достойный ее новый спектакль. Каждый из персонажей, имеющих сколько нибудь заметную партию, а их около десяти, это актерская удача. Я следила за спектаклем как зачарованный ребенок за фокусником, который достает из бездонной коробки все новые замечательные вещи, один замечательный номер сменялся другим (это соответствует музыке, которая имеет вид танцевальной сюиты), не было проходных эпизодов и потери темпа и эмоционального накала действия, все хитросплетения сюжета, розыгрыши и комические номера казались органичными и изобретательными, во время второго действия смех в зале по моему не смолкал.
Каждый из исполителей достоин отдельной рецензии, мне все же хотелось бы отметить Машу Александрову, которая выше всяких похвал, Филина, мне еще после вечера-встречи с ним казалось что в нем есть неиспользованный потенциал очень оригинального комедийного актера, блистательный дуэт гармониста -Геннадий Янин и школьницы -Ксения Пчелина, Дачницу- прежде мне совершенно неведомую - Любовь Филиппову. Одним словом хочется бежать на следующий спектакль, чтобы посмотреть и второй состав исполнителей, на вечере- встрече Ратманский н очень хвалил Годовского.

 RE: Балет 93
Автор: Inga (---.dialup.mtu-net.ru)
Дата:   19 Апр 2003 09:33

Надежда, спасибо за уточнения по поводу Ледовской. Увы, критики нередко подтасовывают факты ради красного словца - к слову у Садовской не придерешься, но путаницу лауреат 'Души танца' тем не менее внесла.

Вчерашняя премьера 'Светлого ручья' прошла прекрасно. Театр подарил зрителям яркий и веселый праздник. Главное, что можно сказать о спектакле - он ни на что не похож, у этого балета есть собственное 'лицо'. Я согласна с Людмилой, что там не было проходных эпизодов - на сцене все время что-то происходило. Балет крепкий по режиссуре, с массой смешных эпизодов - цитаты из 'Сильфиды' в контексте 'Ручья' выглядели очень остроумно, а когда во время 'дуэли' появилась смерть с косой, я смеялась в голос. Вообще публика очень много смеялась. Смешных деталей было много. Однако мне показалось, что танца там могло быть и больше.

Музыка Шостаковича мне понравилась, но я догадываюсь, почему в 30-е годы этот балет с этой музыкой восприняли неоднозначно - как правило, современность ассоциируется не с классикой, а с эстрадой, а музыка Шостаковича, по-моему, не похожа на популярные песни тех лет.

Что касается исполнителей, то этот балет, с множеством драматически сложных ролей, оказался для труппы крепким орешком. На мой взгляд, безусловных удач было две - Филин (Классический танцовщик) и Янин (Гармонист).
Филин в первом акте был просто воплощением Славного Парня тех лет - милый, скромный, рабоче-крестьянского происхождения, мужественный и ответственный. Его танец во время 'выступлений' по стилю очень напоминал старые записи с артистами большого полувековой давности. Во втором акте, когда он переоделся в сильфиду, зал смеялся почти все время, когда он был на сцене - что тут еще можно сказать? Филин продемонстрировал яркий комедийный дар, хотя справедливости ради надо заметить, что мужик в балетной юбочке - это всегда смешно.
Янин в роли Гармониста, очаровывающего деревенскую девушку, просто блистал. Я впервые видела его в роли любовника, и он выглядел офицером-соблазнителем - не то Швабрин из 'Капитанской дочки', не то поручик Ржевский. Страстный 'мачо', изображает из себя крутого перед наивной пейзаночкой! И при этом Янин великолепно танцевал свои вариации.
Маша в роли Классической танцовщицы понравилась отчасти. Она, как обычно, демонстрировала сильный эффект присутствия и блестящую технику, но эта роль требует бОльшего разнообразия драматических красок. Раз она - столичная прима, то в ней должно быть больше шика, а раз в нее все влюбляются - то больше женского шарма. А Маша, на мой взгляд, демонстрировала скорее жесткость и решительность. Во втором акте, переодевшись в мужской костюм, она была веселым дьяволенком а-ля Гаврош, но казалась несколько однообразной.
Петрова в роли Зины и Клевцов в роли Петра начали хорошо и убедительно изображали персонажи, которые еще совсем недавно можно было назвать современными, но чем дальше, тем больше было видно, что масштаб у обоих все-таки не премьерский. К тому же Клевцову не без труда далась техника его партии.
В целом спектакль - большая удача для театра. И пускай Ратманскому 'Маску' не дали - он слишком хорош для этой премии.

 Ручей
Автор: marex (---.dialup.mtu-net.ru)
Дата:   19 Апр 2003 12:50

Огромное спасибо всем исполнителям и создателям такого замечательного зрелища! Чувство красоты и радости, только так можно охарактеризовать ощущения испытанные после посещения такого великолепия!
Ратманский, гений.Я это утверждаю без какого-либо сомнения. Абсолютно ВСЕ его постановки удачны: от Снов до Золушки, от Прелестях до Лее, и теперь вот Ручей!
Спасибо ему, за то, что он есть.
О исполнителях, только восторг: Филин - кл.танцовщик - его выступление на пуантах в третьей картине войдет достойно в "историю современного БТ" ///
Александрова - в очередной раз продемонстрировала свой колоссальный класс вкупе с удивительными актерскими способностями /// Клевцов - просто идеальный типаж агронома 30-х годов, как с обложки журналов эпохи /// Петрова - очаровательная Зина, одна из ее лучшей ролей в БТ /// Янин, гармонист, вместе с Филиным вчера развеселил и до того "возбужденную смехом" публику /// Меланьин - потрясающий дачник /// Филиппова, удивительная дачница /// доярка Яценко и тракторист Войтюк /// блистательные подруги Лизы и все, все остальные.........
Если к этому добавить музыку Шостаковича, удачно исполненное вчера оркестром, богатые и разнообразные декорации то получается просто.....взрывной коктейль "Молотова".
В общем, таких положительных чувств не испытывал с времен Симфонии ДО Мажор на сцене БТ в 1999 г. Это один из немногих спектаклей, где критиковать нечего и некого!!!
Поздравляю всех с премьерой!!!!!
marex

 RE:
Автор: Inga (---.dialup.mtu-net.ru)
Дата:   19 Апр 2003 16:40

Изучила интервью Бенуатки на http://www.itogi.ru/paper2003.nsf/Article/Itogi_2003_04_15_11_5231.html. Интересно, 'наезды' на НМЦ именно сейчас - это прихоть ее артистичной натуры или реакция на усилившиеся слухи о его назначении 'на царство'? Если с его назначением она исчезнет из этой обители порока и разврата на Театральной площади, то это уже шаг вперед, только плохо верится.

 "Ручей"
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   19 Апр 2003 21:23

Спасибо за рассказы о 'Ручье'. Несколько вопросов. Отплясывали ли Галя с гармонистом под вставную разухабистую музыку из 'Болта' (там замечательно нанизаны разные мотивы - танго, фокстротик, etc.)? Была ли 'собака' на велосипеде? Была ли ночная 'дуэль' с 'убийством'? Поставлен ли финальный pas de six Зины, Петра, Балерины, Классического танцовщика и двух кавалеров (я слышал, что этого Ратманский делать не собирался)? И, наконец, на что похожа пляска горцев и кубанцев?

 RE: "Ручей"
Автор: Lia (213.171.63.---)
Дата:   19 Апр 2003 22:09

Перед отъездом в Копенгаген хотелось бы поблагодарить организаторов и участников встречи в музее Большого театра за проявленный интерес к моей работе, за теплый прием, доброе отношение и красивые цветы.
С уважением.
Ваш Алексей Ратманский

 Л.Гучмазова о "Ручье"
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   20 Апр 2003 04:42

Первая рецензия на 'Ручей':

Лейла Гучмазова
ГЛАВНАЯ ПЕСНЯ О СТАРОМ
Проживающий в Дании российский хореограф Алексей Ратманский поставил в Большом блистательный спектакль "про социалистическую родину"
'Время МН', 19.04.2003
http://www.vremyamn.ru/cgi-bin/2000/1146/7/1

Теперь кажется, что эту премьеру мы ждали лет пятнадцать.

А может, и все семьдесят - с февраля 1936 г., когда статья в "Правде" погребла "Светлый ручей" вместе с автором либретто Адрианом Пиотровским (сослан в ГУЛАГ), балетмейстером Федором Лопуховым (отлучен от сцены), композитором Дмитрием Шостаковичем (добит после "Сумбура вместо музыки"). Блистательный по замыслу балет внешне выглядел родным братом "Свинарки и пастуха" и "Кубанских казаков", но ввиду избыточного таланта авторов балет-комедия о счастливой родине дико фальшивил. Кукиши из всех карманов мог не видеть только слепой, а уж не теряющий бдительности вождь народов узрел и подавно. Диву даешься, что у властей не сразу дошли до "...ручья" руки - ни после премьеры в апреле 1934-го в МАЛЕГОТе, ни через полгода в Большом (здесь он успел пройти 11 раз).

"Светлый ручей" - это такой кубанский колхоз. В него на праздник сбора урожая приезжают столичные артисты. Местный агроном приударяет за залетной балеринкой, не подозревая, ах-ах, что его жена - затейница Зина - тоже балерина, ради него сменившая сцену на колхозные поля. В результате интриг и переодеваний ветреник посрамлен, а попутно гастролеры выводят на чистую воду скучающих интеллигентов, дачника и дачницу в летах. В финале за ломящимися столами с горилкой и помидорами все поют осанну советской семье - ячейке общества и здоровому труду на полях Отчизны. Если кому покажется, что отечественная культура уже переболела ремейками старых песен о главном, то стоит вспомнить о специфичном балетном отсчете времени: нынешний "Светлый ручей", между прочим, только чудом не был поставлен Юрием Григоровичем. Ясна звездочка русской хореографии Алексей Ратманский поставил его так, что к впечатлению блестяще выполненной задачи добавляются мысли об отсутствии сверхзадачи. Что дико радует. Потому что в приступе глубокомыслия и с полным "осознанием ответственности" никакому Гераклу проветрить Большой балет не под силу - страшно.

На увертюре раздвигается новорусский занавес Новой сцены Большого, а там - "Даешь трактор в каждый колхоз!", "Наша колхозница - лучшая работница" и даже краткий цитатник великого вождя. И хотя сценография - не соц-арт, а все всамделишное, как у Пырьева с Александровым, все-таки на кубанцах штаны с расцветкой "ствол березки", в колхозном парке - девушка с веслом, а в финале - фонтан братских республик в лучах солнца. Понятно, что все эти радости не смогли бы сделать спектакль, не будь в нем грамотного балетмейстерского решения. Тут Ратманский разгулялся на двух уровнях. Первый - для широкой публики, светлый социализм "теперь и в балете" со всеми ему присущими плясками трактористов и тяганием тучной "царицы полей" и гигантских арбузов; второй - для своих, радостные пейзане на полях и соперничество первой и второй звезд труппы привлекали балет вне строев и эпох. А еще Ратманский не отказал себе и артистам в удовольствии увидеть на ночном свидании у озера призрак скачущей Сильфиды и поставить кокетливых принцев Большого на пуанты. Оставил воздух для импровизации уморам-дачникам. Заставил подумать, что доить доярке, если корову изображают два бравых кубанца. И даже в придачу к платьям 30-40-х дал артистам еще и движения того же времени: когда колхознички мчатся галопом с подскоком, а солистка вертится с "висячим" арабеском, как юная Лепешинская, мысли о прошлом, с которыми можно расставаться только смеясь, добавляют настоящего оптимизма. Не картонного, не бутафорского, а самого настоящего.

Подпись под снимком: 'За Родину, за Шостаковича!'

 В Петербурге - успех К.Симонова
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   20 Апр 2003 04:53

Юлия Яковлева
ПАЧКА ДЕЛОВЫХ ЖЕНЩИН
В Петербурге показали "Мадам Лионелли"
"КоммерсантЪ" ?69(2672) от 19.04.03
http://www.kommersant.ru/archive/archive-material.html?docId=377850

В Театре оперы и балета при Петербургской консерватории прошла премьера "Мадам Лионелли" - балета из жизни менеджеров среднего звена.

Для балерины Мариинского театра Ирмы Ниорадзе его поставил танцовщик Мариинского театра Кирилл Симонов, уже известный как хореограф трудной судьбы. Его имя прочно спаяно с двумя проектами Михаила Шемякина - "Щелкунчиком" и "Принцессой Пирлипат". Более рискованное начало карьеры для хореографа трудно представить: оба спектакля балетами никак не назовешь. Это просто дефиле для костюмов художника Шемякина, практически не предназначенных для того, чтобы в них танцевать - в маске с громадным носом и с пышным париком на голове особо не попрыгаешь и даже лишний раз конечностями не помашешь. Но случилось это на сцене Мариинки, так что вклад бедняги хореографа критики рассмотрели под лупой и немедленно казнили. Скромный был вклад, чего уж там.

Еще его имя связано с успехами российского фигурного катания: откатав композицию господина Симонова под музыку из фильма "Бандитский Петербург", фигурист Евгений Плющенко стал чемпионом мира. Но танцы на льду - это такой же специальный жанр, как дефиле Михаила Шемякина. Приятной стороной ситуации было то, что хореограф всегда мог выставить себя жертвой обстоятельств. Попробуй в самом деле стать настоящим человеком, когда самые благие помыслы разбиваются о необходимость бережно нести на голове маску с носом или блеснуть на льду тройным тулупом. "Мадам Лионелли" должна была стать моментом истины. Одна из лучших балерин Мариинки, костюмы Игоря Чапурина, гигантские афиши по всему городу и в перспективе гастроли в Лондоне и Москве - после этого либо взлетают в хедлайн, либо губят репутацию навсегда.

Сюжета в пятнадцатиминутной "Мадам Лионелли" почти нет. Декорация одна: неузнаваемый пейзаж, густо и часто утыканный небоскребами - мегаполис, короче. Мечущимися прожекторами и ревом в динамиках изображают приземляющийся вертолет. И вот уже кордебалет клерков, потанцевав немного, встречает начальницу Ирму Ниорадзе, затянутую в деловой костюм от Чапурина. Все вместе они танцуют бодрые напористые танцы, изображая обоюдное рабочее рвение. Во второй сцене деловая женщина показана дома. И поскольку это балет, а в балете любят показывать всякую фантастику типа летающих девушек с крылышками, то после рабочего дня в офисе героиня не говорит партнеру, как обычная женщина: "Дорогой, не сейчас, ужасно вымоталась, просто с ног валюсь", а споро переодевается за ширмой в красивую атласную комбинацию (тоже от Чапурина) и под элегическую музыку танцует полновесный любовный дуэт. Вот и все.

Но на самом деле к финалу оцениваешь, что эта немудреная зарисовка по мотивам журнала Cosmopolitan была рискованной дистанцией для балерины и хореографа: пятнадцать минут сплошных танцев практически без передышки на пантомимные сцены и спецэффекты (вертолет-невидимка выступает только один раз и в самом начале). После "Щелкунчика" и "Пирлипат" от Симонова в "Мадам Лионелли" можно было ждать чего угодно, но только не того, что он действительно справится. Пусть офис с клерками, бегающими трусцой вокруг шефини, с острыми позировками в групповом адажио и острыми перепадами ритмики заметно похож на "Рубины" Баланчина. Джордж Баланчин это, знаете ли, не Михаил Шемякин. Написав конспект классика, господин Симонов научился грамотно и прочно строить танцы, а финальному адажио не откажешь в фантазии. К тому же и исполнительница обеспечила хореографу полную свободу самовыражения. Перепад от железной стервы к кроткой любовнице Ирма Ниорадзе внимательно уточнила верно найденными пластическими подробностями. Ловкое тело балерины словно само собой находило идеальный ракурс в любой поддержке и послушно сникало в адажио, собранные точные ноги шутя справлялись с быстрыми темпами, а нервный темперамент придавал шик надменным позировкам.

Так что к финалу невольно подозреваешь, что виной всему, наверное, все тот же Михаил Шемякин. После бесполезных мук с его масками, носами, париками хореограф-неофит, похоже, проникся такой спортивной злостью на весь мир, что сцепил зубы и выдал свой тройной тулуп.

Подпись под фото: Ирме Ниорадзе посчастливилось воплотить образ нашей современницы - преуспевающей бизнес-вумен. Ее партнер Андрей Кузнецов с трудом удерживал балерину в рамках этого амплуа.

 Интервью Ратманского
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   20 Апр 2003 05:07

Пропустил интересное интервью Ратманского "Смеяться на балете у нас считается неприличным" Ольге Гердт в 'Газете' от 18.04, http://www.gzt.ru/rub.gzt?rubric=reviu&id=31550000000010003

Цитата:

- Ваш однокашник, танцовщик Владимир Малахов сейчас руководит балетом Staatsoper в Берлине. Он рассказывал, что на него вы и делали первые свои балеты - еще в те времена, когда жили в одной комнате в общежитии МАХУ. Это так?
-
Первый балет, который был поставлен на Володю Малахова в училище, назывался 'Черная кошка': Малахов в черных колготках прыгал в нашей комнате с кровати на кровать, изображая кошку. Второй балет, тоже комнатный, назывался 'Диана и Актеон'. Малахов был Дианой, я - Актеоном, а Гена Янин (солист Большого театра. - ГАЗЕТА) - 'все остальные персонажи'. Это был уже большой балет. Еще мы исполняли танец двух доярок - наверное, это я уже тогда к 'Светлому ручью' готовился. Малахов встретил меня на фестивале в Мариинском театре в прошлом году и сказал: 'Ну, лексику-то я знаю'. Так что тех 'двух доярок' я могу вполне включить в 'Светлый ручей'. А Янин исполняет теперь роль Гармониста в 'Ручье' . Роль доярки в силу известных причин я ему доверить не могу, но Гармонист он замечательный.

Там же - историческая справка О.Гердт 'Как "Светлому ручью" устроили "темную"', http://www.gzt.ru/rub.gzt?rubric=reviu&id=31550000000010017

 RE: Интервью Ратманского
Автор: Людмила З (---.217.elnet.msk.ru)
Дата:   20 Апр 2003 07:27

Михаил Александрович. Сцена Гармониста и Гали поставлена на музыку, которая отличается явно выраженным гротесковым характером, вероятно это вставка из "Болта". Собака есть, танцовщик, одет в комбинезон из кусочков меха, маска в виде волчьей морды, собака примает активное участие в событиях второго действия, в том числе и садится на велосипед.
Все массовые танцы поставлены замечательно, в том числе и пляска гоцев и кавказцев, в танце есть элементы воинственных горских танцев. В разгар танца в нем участвует Классическая танцовщица, делая несколько па на пальцах, движения похожи на движения лезгинки. У меня от этого короткого танца Александровой дух захватило.
Что касается финального танца то там есть танцевальные фрагменты всех четырех главных персонажей, но при этом на сцене царит такая радостная кутерьма, что с одного раза разобраться и запомнить была ли соблюдена форма пе-де сис для меня совершенно невозможно. Под музыку последних тактов балета на сцене массовый танец.

 RE: Балет 93
Автор: Arina (---.tnc.ru)
Дата:   20 Апр 2003 11:10

Приветствую всех.

Да, давно так не смеялись на балете. Этот эксперимент Большого театра - "Светлый ручей" оказался, кажется, очень удачным. Я думаю, что этот балет с удовольствием посмотрят и те, кто предпочитает строгую классику, и те, кто от нее скучает. Ну, а то, что на премьере в зале звоном рассыпался детский смех, наверное, показатель тому.
Описывать это произведение крайне сложно. У меня не хватит слов передать задор и то шутливое настроение, с которым танцевали и играли артисты, тот удивительный юмор, с которым Сергей Филин взлетал Сильфидой, смешивая абсолютно классические женские па с шутливыми гротесковыми движениями и мимикой. Можно только восхищаться той точностью и филигранности движений, которые выполнял Геннадий Янин, изображая веселого гармониста, а дачница, в которой так тонко обыгран мещанский налет, свойственный некоторым представителям интеллигенции тех времен, меня вообще покорила. Маша Александрова как всегда хороша в своем танце, но уж слишком правильная. Полагаю, что столичная 'штучка' должна быть все же более яркой, с более выраженным человеческим апломбом, хотя возможно у Ратманского было другое видение ее характера.
По своей хореографии балет очень эклектичен, что, думаю, может вызвать у некоторых и неприятие. Но мне лично хочется, чтобы к нему относились, как к веселому и пародийному по своей сути созданию. Его премьеру надо было бы устроить 1 апреля, тогда можно было бы 'всерьез' говорить о том, что в лексикон современной хореографии вошло па 'колесо', ответом на полюбившееся питерцам 'па де стул' Пети иКо, стал бы 'па де велосипед' от Ратманского, а наши ратманские бутафорские огурцы, тыквы и арбуз - хорошей конкуренцией шимакинским сосискам и колбасам.
Желаю спектаклю прижиться в репертуаре и выдвинуться на 'Маску' в следующем сезоне. Только вот не знаю, в какой номинации нужно представлять партию Классического танцовщика - как лучшую мужскую или лучшую женскую роль:

А теперь кратко об одном из спектаклей, уже ставшем лучшем на нынешней 'Маске'. 'Пиковая дама' вчера, 19 апреля, прошла на ура. Такого сильного спектакля не было, наверное, с прошлого сезона. Видимо, награда повлияла на артистов самым лучшим образом - и Илзе, и Николай танцевали великолепно, выплескивая в зал море энергии и эмоций. После последнего общения с Пети в Японии появились мелкие изменения в обеих партиях. В большинстве своем они очень органичны и малозаметны. Мне, пожалуй, резануло глаз только одна 'поправка', когда Графиня-видение, открыв карты, удаляется в глубь сцены и насмехается над Германном. Раньше Илзе 'смеялась' показательно, указывая на Германна рукой, но все-таки естественно, сейчас же это какой-то гротеск - она прикрывает рот рукой, дергается всем телом, причем с промежутками затишья. К сожалению, со временем роль Графини что-то стала терять, а вот у Германна на этот раз было меньше неестественных мимических движений, отчего его роль стала более выигрышной. В БТ это была последняя ПД сезона, радует, что она разрушила бытующее мнение, что последний спектакль серии артисты танцуют в полсилы.

 RE: Ну очень светлый ручей!
Автор: Дуня (212.48.151.---)
Дата:   20 Апр 2003 11:46

Добрый день! Так хочется написать - а в голове "сумбур вместо мыслей".:))

Уважаемый Михаил Александрович, - несколько слов о музыке. Тема СВЕТЛОГО РУЧЬЯ мне не очень знакома, но навскидку я "опознала" в балете два знакомых музыкальных фрагмента: если не ошибаюсь, звучал "Вальс-шутка" (кажется, из одной из балетных сюит, коих всего пять. Из какой именно - не могу пока сказать. Так что БОЛТ не исключается. Хотя, я всю жизнь знала эту музыку как отдельную пьесу:))) А вот то, подо что танцевали Янин и Пчелкина (Галя по действию, кажется?) мне было всегда известно под названием "Барышни и хулигана". Но тут такой момент: на какую именно музыку Шостаковича Боярский ставил БАРЫШНЮ и ХУЛИГАНА, я не знаю, и увы, пока никак не могу найти. В книгах и энциклопедиях, что есть под рукой, - ну нигде не написано:) Но также нигде не написано, что в БАРЫШНЕ И ХУЛИГАНЕ была использована музыка из БОЛТА. Короче, - запуталась я. Надо еще походить и послушать. При первом просмотре меня смело общим потоком изливающейся со сцены радости:)

На самом деле - музыка дивная. Настраивает уже увертюра - она настолько динамична, напориста, что к моменту поднятия изобретательного занавеса я была полна пьянящих ожиданий и они сполна оправдались сразу, когда по пестрым задникам-полям начала передвигаться бодрая сельхозтехника, а над ними - планировать "кукурузники". Потом такие же детские чувства я испытала, когда приехал паровоз с артистами.:) Интересно было и то, что во время "моторной" этой увертюры зритель упирался взглядом во множесто изображенных на занавесе лозунгов самого разного свойства. Два из них гласили: "Сумбур вместо музыки" и "Балетная фальшь". Этот контраст срабатывал замечательно: являясь свидетелями возвращения поруганного сочинения, мы, смеясь, расставались с прошлым, - хотелось показать этим лозунгам язык :))))

Заканчивая писать о музыке, хочу опять "завести" свою любимую тему, а именно о том, как музыкален Алексей Ратманский. "В музыке" было все: каждое движение глаз, каждый поворот мысли. Замечательно.

Об исполнителях. Права уважаемая Людмила, - можно писать, писать, писать и так и не окончить этого занятия:)) Поэтому комплименты будут краткие, но восторженные:

Маша Александрова. Замечательно. Ей так к лицу оказался строгий вид ответственной советской труженицы-балерины, аккуратный строгий облик, "правильные" советские мысли и т.д. Танец - вообще нет слов. Стилизация балетных номеров по размашистый спортивный стиль тех лет - замечательная придумка Ратманского, а в контексте переодеваний в мужчину Машина энергия весьма пригодилась. Танец с горцами, который она танцевала, правда, еще в женском облике - был неподражаем. Что касается самого женского облика, то Маша выглядит прелестно-хрупко: точеная "статуэтка" с тончайшей талией. А сочетание ее хрупкости с невероятной танцевальной силой - просто уникально, на мой вкус.

Филин. Прекрасно. Правда, он вроде как невелик получается для роли танцовщика 30-х годов, - но у нас в труппе я и не припомню адекватных тем идеалам "форм" и габаритов:). Но зато "Дочь воздуха" была!... Думаю, кое-чему можно поучиться и девочкам.:)) Не только в соло, но и в дуэте с Пожилым Дачником Сергей демонстрировал порой завидную сильфидность. Ну, публика "лежала", понятное дело. Наверное, Сергей "угробил" ради нашего удовольствия свои ноги, поэтому - спасибо ему за проявленный героизм. А до того, в первом акте, - замечательно исполнил свою мужественно-бравурную вариацию.

Янин. Ну тут у меня красноречия не хватит. Ради него одного уже можно было бы пойти на спектакль. Похоже, Геннадий испытывал огромное удовольствие от пребывания в музыке Шостаковича, к которой так идет его яркая индивидуальность, - и этот "кайф" тут же перелетал в зал. Он и , пожалуй, молодящаяся дачница-Филиппова, показались мне самыми музыкальными в тот вечер.

Молодящася дачница-Филиппова. Достойно восхищения.Тонкая острохарактерная игра, музыкальность.

Пчелкина была прелестна. Да и все танцевали с видимым удовольствием. Одна печаль - я предпочла бы Клевцову-Петровой иную пару.

Постановка в целом очень изобретательна, но об этом уже написали критики. Смотрится на одном дыхании, - никаких швов, длиннот и притяжек я не заметила. Разве что дуэт Петровой-Клевцова a la "Ромео и Джульетта". Но, боюсь, здесь дело просто в исполнении..

Собака на велосипеде появляется в разгар фантасмагории с переодеваниями (Молодящаяся дачница в костюме Кармен с берданкой носится за мужем, Сильфида мечется по сцене - зовет и манит). Проезжая по сцене, она еще демонстративно делает арабеск. Нет нужды говорить, как было смешно.:)

Дурацкая привычка искать "смыслы":) заставила меня более серьезно, чем уважаемая Инга, отнестись к недолгому пребыванию смерти с косой на сцене. Возможно, сам Алексей потом будет отпираться:), но у меня мурашки побежали, когда в разгар вроде бы явного колхозного счастья, смертушка размашисто и активно "косила" во всех направлениях. Колхозники, правда, быстро вытолкали ее взашей...

Занимательно и с нежностью воспринималась в контексте спектакля старинная пантомима ("потанцуйте", "люблю", "красавица"). А Сильфида периодически забавно-назидательно тыкала в безымянный палец пристававшего к ней Пожилого дачника, намекая на его ветренность...

В общем, - неблагодарное это дело, перессказывать такие вещи. Поэтому "закругляюсь".

Спасибо Алексею Ратманскому. Он, похоже, - из разряда добрых волшебников: умеет вовремя дарить радость людям. А нам, как маленьким детям в сказках, остается только ждать его новых визитов:)



 Светлый ручей
Автор: Arina (---.tnc.ru)
Дата:   20 Апр 2003 12:11

Я подумала, что стоит опубликовать план спектакля для тех, кто был, но не покупал буклета (план очень хорошо помогает вспомнить то, что происходило на сцене), для тех кто не был, но собирается, и для тех, кто все-таки не смогу и не сможет побывать.

Действие первое

1.Увертюра
2. Сцена:
а) Соло Зины с книжкой;
б) Дуэт Зины и Петра;
в) Выход группы встречающих (Гаврилыч, Тркаторист, Горец, Кубанец, Галя, Доярка, Зина, Петр).
3. Приезд бригады артистов (Дачники, Танцовщица, Танцовщик, Гармонист, Гаврилыч, Тракторист, Горец, Кубанец, Галя, Доярка, Зина, Петр).
4. Сцена двух подруг (Зина, Танцовщица).
5. Танец - экзамен (Зина, Танцовщица).
6. Начало интриги (Зина, Танцовщица, Петр, Гаврилыч).
7. Большой вальс:
а) Ухаживания Петра (Петр, Танцовщица);
б) Большой вальс (колхозники, колхозницы, Петр, Зина).
8. Пир:
а) Окончание полевых работ (колхозники, колхозницы, инспектора по качеству);
б) Вручение подарков.
9. Дивертисмент:
а) Танец Гаврилыча и инспекторов по качеству;
б) Шаконь (Дачники);
в) Танец Зины и ее подруг;
г) Танец Доярки и Тракториста;
д) Вальс Танцовщиков;
е) Танец Гали и Гармонист;
ж) Танец горцев и кубанцев.
10. Уход (инспектора по качеству, колхозники и колхозницы).
11. Ревность Зины и раскрытие ее профессии (все персонажи, кроме Петра и Дачников).
12. Сговор (все персонажи, кроме Петра и Дачников).

Действие второе

13. Приглашения на свидания (Зина, Петр, Танцовщики, Дачники, Гармонист, Гаврилыч, Галя, Тракторист, Доярка, Горец, Кубанец).
14. Сцена переодевания (все персонажи, кроме Петра, Дачников и Гармониста).
15. Танец Гармониста и Гали:
а) Танго (Гармонист и Галя);
б) Сцена с собакой (Гармонист, Галя, Тракторист, Доярка, Гаврилыч, Горец, Кубанец, Танцовщик, Танцовщица, Зина).
16. Выход Дачников.
17. Свидания:
а) Адажио (Танцовщик, Дачник, Танцовщица, Дачница, Тракторист на велосипеде);
б) Вариация Сильфиды (Танцовщик, Дачник);
г) Вариация Танцовщицы в мужском костюме (Танцовщица, Дачница);
г) Кода (Дачница, Танцовщица, Дачник, Танцовщик).
18. Дуэт Петра и Зины в костюме Танцовщицы (Зина, Петр, Танцовщики, Доярка, Тракторист, Галя, Гаврилыч, Горец, Кубанец):
а) Адажио;
б) Вариация Петра;
в) Вариация Зины;
г) Кода (Танцовщик, Танцовщица, Зина, Петр, дачник, Дачница).
19. Мизансцена "Убийство" (все персонажи, кроме Зины и Петра).
20. Кода:
а) Вальс-макабр (все персонажи, кроме Зины и Петра);
б) Танец заговорщиков.
21. Марш овощей (Гаврилыч, Петр, Доярка, Тракторист, Галя, Горец, Кубанец, 24 пары, инспектора по качеству, колхозницы).
22. Вариация Танцовщика.
23. Две Сильфиды (Зина, Танцовщица).
24. Кода Зины (Зина, Петр, Танцовщик).
25. Финальный пляс (все участники).

 RE: Светлый ручей
Автор: Дуня (81.26.146.---)
Дата:   20 Апр 2003 16:01

Небольшое дополнение по музыке. Раз уж меня "понесло со штихелями".:))

Сведения о том, что именно вошло в балет БАРЫШНЯ И ХУЛИГАН, да и то неполные, удалось найти лишь в письме Дмитрия Дмитриевича к Исааку Гликману.
В частности, 30 апреля 1960 года композитор пишет: "Не пришлось ли тебе познакомиться с творческими планами Б.А. Фенстера и П.Э. Фельдта?....Оба они...в восторге от своих творческих планов. Особенно их волнует соединение лучшего, талантливейшего поэта нашей эпохи с моими балетными сюитами".

В комментарии к письму указано: "Постановка "Барышни и хулигана" (на сценарий к фильму Маяковского -Д.) не состоялась из-за безвременной кончины Б.А. Фенстера, но замысел не остался втуне. Спектакль был поставлен в Малом оперном театре ...К.Ф. Боярским и имел большой длительный успех".

Таким образом, моя ремарка о "Барышне и хулигане" (в связи с музыкой номера "Танго" в "Светлом ручье") появилась исключительно от моей безграмотности и посему отменяется.

А вообще, так как балетных сюит было много (сюита из музыки к балету "Золотой век" (1932 год) и пять балетных сюит (1931, 1949, 1951, 1952, 1953г.г.) осталась сущая "мелочь": разобраться, что было первоначально в Ручье, а что - нет. Откуда, к примеру, первоначально Вальс-шутка? Из какого из трех балетов? Может, это и общеизвестно, или Алексей Ратманский сам где-то рассказывал, но как-то прошло мимо меня.

Меня немного удивило, что поиск этих несложных в общем-то сведений вызвал такие неожиданные проблемы. Ни в одном из энциклопедических (балетных и музыкальных) источников не указано, на основе чего делалась "Барышня". Будем искать:)

 Светлый ручей
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   21 Апр 2003 00:28

Анна Гордеева
ЧИСТАЯ РАДОСТЬ
Алексей Ратманский поставил 'Светлый ручей'
'Время новостей', 21.04
http://www.vremya.ru/2003/71/10/


Над разноцветными полями летят самолеты, им навстречу катятся тракторы, убравшие урожай колхозники готовятся к приезду столичных гостей -- и вот уже паровоз с дымящейся трубой деловито пробегает из левой кулисы в правую... 'Светлый ручей' Шостаковича, семьдесят лет назад придавленный статьей-постановлением 'Правды' 'Балетная фальшь' и заново поставленный нынче хореографом Алексеем Ратманским и дирижером Павлом Сорокиным, с первых секунд увертюры звучит так чисто, легко и весело, что отлетают все сомнения по поводу колхозного сюжета. Подумаешь, кубанское село. Вся эта безумная история с переодеваниями, ошибками, перекрестными влюбленностями конечно же в родстве с историями бальными, чуть фривольными, лукавыми -- с 'Летучей мышью', например, а не со здоровенно-румяными 'Кубанскими казаками'.

Сюжет вьется, хихикает, жмурится под солнцем. Колхозный агроном Петр влюбляется в заезжую балерину. (Та приехала танцевать на празднике урожая; сопровождают ее Классический танцовщик и аккомпаниатор -- хм -- Гармонист.) Он не знает, что его жена, местная затейница (завклубом?), также заканчивала хореографическое училище, более того -- они с Балериной были лучшими подругами. И конечно же, Балерина тут же сообщает давно не виденной товарке о поползновениях Петра. Женщины затевают назидательную месть. Затейница, переодевшись, является на тайное свидание к собственному мужу.

Но это только одна линия. Еще за Танцовщиком начинает ухаживать Молодящаяся дачница, а за Балериной -- Пожилой дачник. Безжалостные артисты решают над ними подшутить -- и Танцовщик облачается в 'шопеновскую' юбку, а Балерина -- в мужской костюм. Еще два дуэта-розыгрыша. И, наконец, столичный Гармонист назначает свидание школьнице Гале, а ревнующий Тракторист, переодевшись собакой (! -- размером с гризли), ему старательно мешает.

В балетной комедии (жанр чрезвычайно редкий) важен баланс между чисто игровыми хохмами и шутками изощренно танцевальными. Ратманский этот баланс выдерживает замечательно. В феерическом дуэте притворившегося сильфидой Танцовщика (Сергей Филин) и ошеломленного Дачника (Андрей Меланьин), например: вот только что Танцовщик от души перепевал 'сильфидные' и 'жизельные' мотивы, с полуобморочным скрещиванием рук, с обреченными наклонами головы, -- а вот он, рухнув на сцену, требует у Дачника фляжку, на секунду забыв про роль и сев по-мужски широко расставив ноги. Но мгновение самоконтроля -- и снова принята томная поза (а фляжка от губ еще не убрана). Филин, в классическом репертуаре отлично танцующий и Джеймса, и Альберта (ловителей сильфид и вилис), делает эту роль сильфиды-вилисы виртуозно: без намека на манерность, со снисходительной истинно мужской насмешкой над женскими балетными штампами.

Но не только Филин в этом спектакле заслуживает восторженных слов. Геннадий Янин -- Гармонист: о, какой бриолин, как он клеит школьницу, как кругло поводит плечами, как падает на скамейку, обнаружив, что с девицей бросается танцевать собака! И, конечно же, Мария Александрова -- Балерина: не расставаясь с абсолютно современной манерой танца, чуть отстраненной и насмешливой, она сумела намекнуть на манеру довоенную. Не так, чтобы запахло архаичным и опасным нафталином, -- но чтобы ожил и зацокал языком славный московский миф о танце безрассудном (Александрова кидается в руки партнеру как когда-то Лепешинская) и победительном.

Алексей Ратманский в интервью обычно отрицает, что роли в его спектаклях тесно спаяны с тем артистом, на кого непосредственно сделаны. Должно быть, это тот случай, когда художник сам себя обманывает: нет более личностно-ориентированных постановок, чем балеты Ратманского. В его спектакль можно ввестись, и ввестись хорошо -- но сделать роль лучше того артиста, что с балетмейстером первоначально репетировал, пока не удавалось никому. Поэтому в том, что роль Зины не удалась Инне Петровой -- ее милая героиня с трудом наворачивала многочисленные вращения, поставленные для виртуозки Галины Степаненко, -- нет ничего удивительного. Удивительно именно неучастие Степаненко в спектакле: балерина без комментариев отказалась от репетиций незадолго до премьеры. В результате на сцене в финале не оказалось двух равносильных балерин, и то, что агроном не отличил свою жену от виртуозной гостьи, пришлось отнести лишь к театральной условности.

В спектакле отлично сделаны ансамбли и массовые танцы (от клонящейся, вьющейся шестерки девушек, сопровождающих Зину на колхозном празднике, до плясок горцев и кубанцев). А вот чего в нем совсем нет -- так это 'эпохи'. Борис Мессерер украсил, конечно, занавес лозунгами 30-х годов, но в остальном явно смог себя сдержать, и его фантазия на тему ВДНХовского фонтана 'Золотой колос' выглядит вполне забавно. (Хотя легкому, летучему, непафосному воздуху этого спектакля все же подошли бы менее жирные краски). Тончайший намек -- лишь вальс-макабр во втором действии, когда после игрушечной 'дуэли' на сцене появляется Смерть с косой; но ее быстренько пинками спроваживают со сцены -- да и относить ли это к 'эпохе'? Капелька страха, тревоги, волнения не помешает любой хорошей комедии. А 'Светлый ручей' -- комедия очень хорошая.

 Светлый ручей
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   21 Апр 2003 00:33

Ольга Гердт
"Светлый ручей" очистили от "балетной фальши"
'Газета', 21.04
http://www.gzt.ru/rub.gzt?rubric=reviu&id=31550000000010189

На новой сцене Большого театра состоялась премьера балета Дмитрия Шостаковича 'Светлый ручей' в постановке хореографа Алексея Ратманского. Судя по реакции зрителей, Большой театр приобрел настоящий шлягер - спектакль кассовый, массовый и культурный одновременно.

'Светлый ручей' Алексея Ратманского уже только потому был затеей рискованной, что у этого балета хорошая родословная (в 1935 году его делали балетмейстер Федор Лопухов и композитор Дмитрий Шостакович), но плохая судьба. В 1936-м после знаменитой статьи 'Балетная фальшь' в газете 'Правда' балет сняли с репертуара - и в Большом, и в ленинградском Малом оперном. Похоже, что попытка романтизировать, а не идеологизировать образы колхозников, которые у Лопухова не рекорды ставили, а флиртовали и разыгрывали друг друга, как 'селяне и селянки' в какой-нибудь буржуазной балетной пасторали, - и взбесила коммунистов.

Если бы Алексей Ратманский отвлекся на трагическую судьбу балета или позволил себе сатирическую интонацию по отношению к персонажам (ну как можно сегодня всерьез делать комедию, в которой фигурируют Гармонист, Тракторист, Доярка и Агроном?); а еще хуже - увлекся бы остранением всего советского, - затея почти наверняка провалилась бы. Но, к счастью, весь советский 'китч' ушел в декорации Бориса Мессерера - это у него колосятся колхозные нивы, носятся по заднику смешные игрушечные паровозики, рвутся в небо золотые статуи колхозниц, а по сцене катят гигантские кабачки, огурцы, дыни и арбузы.

Ратманский же ставил не 'балет о советском балете', а прежде всего комедию, где смешные положения, в которые попадают персонажи, - результат их попыток изъясняться либо уклончиво, либо высокопарно. Эта 'переодетая' лексика и сблизила вдруг 'Светлый ручей' с таким шедевром балетной комедии, как 'Тщетная предосторожность' Фредерика Аштона.

Как и Аштон, Ратманский не стал ни модернизировать сюжет, ни издеваться над его старомодностью. Он превратил 'Светлый ручей' в веселую карусель, где персонажи, собравшиеся на празднике урожая, запутались не только в чужих костюмах и женах, но и в балетных стилях. Большой вальс первого действия, в котором в веселеньком ситчике колхозные комсомолки и похожие на Сталина кавказцы укладываются на сцену ласточками, позируют и сентиментально покачиваются, отсылает одновременно и к вальсам Петипа, и к наивной геометрии советских парадов. Танец Зины и ее подруг, имитирующих веселую стрекотню какого-то сельскохозяйственного механизма, - привет и популярным в двадцатые годы 'танцам машин', и романтическим выходам 'невест' из любого классического балета, где эти невесты водятся. Дивертисмент первого акта, в котором Доярка и Тракторист флиртуют, как какая-нибудь Красная Шапочка и Серый Волк, - вполне в духе дивертисмента сказок из 'Спящей красавицы' и в то же время вторит структуре парадного советского концерта.

Дуэт Классических танцовщиков (Мария Александрова и Сергей Филин) с прыжками 'в рыбку' - дань высокому искусству. Выходы Гармониста (Геннадий Янин) - псевдонародному танцу. Бешеный танец Горцев и Кубанцев в духе 'Тачанки-растачанки' - привет самодеятельности, которая тоже должна отчитаться. А когда Классическая танцовщица замыкает танец Горцев и Кавказцев кругом победных антраша - город сливается с деревней, профессионалы с самодеятельностью.

Но и без этих аллюзий и отсылов хореография выглядит абсолютно оригинальной и самодостаточной. Взрослые и дети на спектакле хохочут в голос (такой чистый смех люди издавали, может быть, только в те времена, когда впервые увидели потасовку музыкантов в 'Веселых ребятах'). И не только потому, что вспоминают парадные концерты или угадывают классические тексты, которые пародирует Сергей Филин, переодетый в костюм Сильфиды в сцене свидания с Дачником.

Сказать, что танцуют в этом спектакле отлично, - ничего не сказать. Великолепен Янин - щеголеватый Гармонист, путающий 'высокую' лексику с приблатненной. Незаурядный комический талант демонстрирует Сергей Филин. Может быть, одну из лучших своих ролей сделала Мария Александрова. В одном только первом составе как минимум три первоклассных работы и двадцать пять спаянных намертво (плюс Ратманскому-режиссеру) эпизодов, которые точно разойдутся на номера и цитаты. Но главное достижение - в интонации, наивной и прелестной. Историю затейницы Зины, которая решила проучить посмотревшего налево мужа-агронома, вполне в духе 'Худо сбереженной дочери' (оригинальное название 'Тщетной предосторожности') можно назвать 'Светлый ручей, или Предотвращенная измена'.

 Светлый ручей
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   21 Апр 2003 04:31

Татьяна Кузнецова
КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ БОЛЬШОГО ТЕАТРА
Новая постановка "Светлого ручья" Дмитрия Шостаковича
'Коммерсантъ', 21.04
http://www.kommersant.ru/archive/archive-material.html?docId=378099

На Новой сцене Большого театра прошла премьера балета "Светлый ручей". На этой комедии с трагической судьбой балетный обозреватель Ъ ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА гоготала так, что временами заглушала музыку Дмитрия Шостаковича.

"Светлый ручей" был поставлен в апреле 1935 года в ленинградском Малом оперном театре хореографом Федором Лопуховым. Музыку по либретто Адриана Пиотровского и Федора Лопухова написал Дмитрий Шостакович. В ноябре того же года спектакль про колхозный праздник урожая перенесли на сцену Большого театра. В январе 1936 года балет посмотрел Иосиф Сталин, а следом в "Правде" появилась разгромная статья "Балетная фальшь" (говорят, написал ее главный идеолог страны Андрей Жданов). "Светлый ручей" разрушил жизнь своим авторам: либреттист Пиотровский исчез в лагерях, композитор Шостакович больше не писал балеты, балетмейстер Лопухов навсегда оставил всякие эксперименты. Их балет никогда не ставили ни на советской, ни на мировой сцене, пока хореограф Алексей Ратманский не предложил "Светлый ручей" Большому театру.

Балет с такой судьбой можно было сделать как угодно. 70-летний сценограф Борис Мессерер, чьи отец и тетушка (Асаф и Суламифь Мессер) танцевали в первой, репрессированной постановке, не мог удержаться от обличения тоталитаризма. Желто-багряное изобилие плодов, стеной обложивших кулисы и задник, идет в агрессивную атаку; снопы злаков складываются в колонны сталинских дворцов. Колхозный праздник перенесен на ВДНХ: небесную лазурь перечеркивают шесть столпов, увенчанных фигурами богинь-колхозниц. Эти угрожающие одежды сцены - единственный диссонанс нового "Светлого ручья".

Поскольку в балете Алексея Ратманского нет ни капли рефлексии на тему ужасного советского прошлого. 34-летний хореограф поставил спектакль с лукавой бесхитростностью - так, будто либреттисты специально для него написали сценарий, композитор - музыку, и никто еще не подозревает, чем закончится их веселый эксперимент на нелепую для балета колхозную тему. Хитросплетения водевильного сюжета хореограф изложил с обескураживающей полнотой: и как в кубанский колхоз "Светлый ручей" на праздник урожая приехали столичные балетные знаменитости, и как престарелая жена дачника влюбилась в Танцовщика, а агроном Петя и пожилой дачник - в Балерину, а жена агронома Зина (в прошлом - выпускница хореографического училища) пришла в отчаяние, и ее друзья решили проучить чрезмерно пылких влюбленных. Танцовщик отправился встречаться с дачником, переодевшись балериной, Балерина предстала перед дачницей в облике мужчины, а агроном Петя не узнал собственную жену, пришедшую на свидание на пуантах и в хитоне. Вся эта свистопляска дополнена похождениями тучи второстепенных персонажей - и наглого гармониста, приударяющего за несовершеннолетней школьницей, и работяги-тракториста, крутящего роман с деловитой дояркой, и старикана Гаврилыча - местного деда Щукаря.

Все эти перипетии хореограф с волшебной легкостью утрамбовывает в композицию изысканной простоты и поразительной музыкальности. Первый акт - по существу дивертисмент, состоящий из колоритных характеристик-вариаций всех действующих лиц и коллективного портрета колхозников. И тут необходимо отступление. Дело в том, что именно массовые танцы - камень преткновения для всех современных хореографов, легко разрабатывающих немноголюдные композиции, но пасующих перед толпой в полсотни человек. Алексей Ратманский сдает этот экзамен с блеском. Бравурный вальс кордебалета проходит на головокружительной смене геометрических рисунков: использованы все вековечные круги-диагонали-клинья-линии, но в необычных ракурсах и сочетаниях. В лексике вольно смешиваются староклассические сиссоны-арабески, шпагаты-пирамиды физкультпарадов, простонародная беготня и акробатические верхние поддержки, вошедшие в балетный обиход в лихие 30-е, когда у балерин, по свидетельству современника, "горели глаза, как у парашютисток".

Мужская "пляска кубанцев", в которой казаки в белых бурках противостоят колхозным чиновникам в чесуче,- преуморительная пародия на всевозможные ансамблевые воинственные танцы: кубанцы в позе "орла" зависают над сценой, чиновники под таинственный рокот барабанов выслеживают "внутреннего врага", приставив ладони козырьком ко лбу. На традиционное соло в круг мужиков исполинскими па-де-ша врывается перевозбудившаяся Балерина и устраивает пуантную вакханалию - помесь финала танца со змеей из "Баядерки" с плясками на пальцах кавказских джигитов.

В спектакле полно таких специфически-балетных шуточек. Но и для нормальных зрителей балет гомерически смешон. Весь второй акт с путаницей ночных свиданий - сплошной аттракцион, выстроенный со снайперской режиссерской точностью. Главным комиком оказывается Классический танцовщик на пуантах и в костюме Сильфиды. Партию блистательно танцуют оба состава исполнителей - обаятельный Сергей Филин, разукрасивший роль актерской отсебятиной, и упоительно-педантичный Ян Годовский, точно придерживающийся авторских ремарок.

Следовало бы переписать всю программку с парой дюжин актеров - настолько хороши участники обеих премьер: и косолапый Гаврилыч в исполнении юного Егора Симачева, и неотразимый гармонист Геннадия Янина с роковым танго, и обе резвушки-школьницы, и подкаблучный Дон Кихот - дачник Алексея Лопаревича, и его ядовитая супруга (великолепны обе - Любовь Филиппова и Ирина Зиброва). Но, безусловно, главной звездой премьер стала Классическая танцовщица Марии Александровой. Партия, построенная в расчете на ее данные - колоссальный прыжок, легкое вращение, отточенность фразировок, стилистическое чутье,- отплатила сторицей: роль балерины-мальчика стала лучшей в ее репертуаре (увы, пока не слишком богатом). Единственным актерским проколом оказался Петя-агроном, причем не по вине хореографа - этому сельскому Ромео Алексей Ратманский подарил партию с полным набором классических виртуозностей. Изрядно потяжелевший Юрий Клевцов с ними не справился, а Владимир Непорожний на второй премьере оказался слишком блеклым на фоне своих партнерш. С Зинами, впрочем, тоже случился казус: в первом составе партию сельской затейницы танцует - слабо и невнятно - изнеженная Инна Петрова (что, впрочем, оправдано сюжетом - девушка ведь на пуантах век не стояла). Во втором составе ситуация выворачивается наизнанку: боевая и технически подкованная Зина Анастасии Яценко кладет на обе лопатки немузыкальную и невыворотную Елену Андриенко (незапланированный комический эффект - столичная фифа-балерина в подметки не годится лихой провинциалке).

Но это - частности, не омрачающие достижений балетного народного хозяйства. Впервые за последние 67 лет из ямы зазвучала роскошная музыка Дмитрия Шостаковича (дирижер Павел Сорокин). Впервые у хореографа Ратманского получился столь стройный полнометражный балет. Впервые на моей памяти артисты Большого танцевали так весело и дружно. Впервые с 1949 года (когда в Большом прошла премьера "Мирандолины") на главной сцене страны поставили оригинальную балетную комедию. Впервые московская публика в голос захохотала на классическом балете, который до сих пор ассоциировался в основном с путчами и похоронами вождей. Так Большой театр, смеясь, расстался наконец со своим советским прошлым.

Подпись под фотографией:
Дачники из "Светлого ручья" (Любовь Филиппова и Андрей Меланьин) - балетный аналог знаменитой киношной парочки: Фаины Раневской и ее Мули.

 RE: Светлый ручей
Автор: Grale (213.147.41.---)
Дата:   21 Апр 2003 11:27

Добрый день!

Вижу, пока никто из форумлян не писал о втором спектакле со вторым составом, который мне вчера посчастливилось увидеть. :)

Должна сказать, что очень понравилась Яценко, особенно во втором действии, когда она гневно и ярко укоряет Петра в его , так сказать, грехопадении. Андриенко в сравнении с Александровой проигрывает. :(
Кстати сказать, мне лично не кажется, что Классическая танцовщица должна выглядеть столичной штучкой, ведь они с Зиной подруги, стало быть, наверняка Танцовщица родом из "Светлого ручья" и снобизму в ней быть не должно. :))

Непорожний был более выразителен, чем Клевцов, но менее техничен. и Гармонист-Янин мне больше понравился, чем Пронин. Лопаревич-Дачник смахивает больше на Дон Кихота, в этом отношении Дачник-Меланьин как-то уютнее и ленивей. :) Эх, конечно, скорей всего слишком ярки были впечатления от первого спектакля... и второй состав воспринимался по-другому. Про Яна Годовского ничего плохого сказать не могу, замечательный, но в сравнении с Филиным...опять же срабатывает эффект "первого вИдения".

Однако дуэт Яценко-Андриенко показался мне более слаженным и гармоничным, чем Александрова -Петрова. К тому же во втором составе возникла та самая тайна, которая заставила Петра принять Танцовщицу за Зину: у обоих балерин темные волосы. Вот как бы смотрелся дуэт Степаненко-Александрова! А с блондинкой Петровой интриги не получается...

Кузнецова, как всегда, чересчур хватила в рецензии. Я, например, момент, когда Танцовщица врывается в танец горцов и кубанцев, рассмотрела не иначе, как попытку примирить назревавшую драку. Маша была блистательна в этот момент, летела, как выпущенная из лука стрела!

Ух. :) Еще много хочется сказать... но работа зовет. :)

 RE: Светлый ручей
Автор: Inga (---.dialup.mtu-net.ru)
Дата:   21 Апр 2003 19:28

Смотрела вчера 'Светлый ручей' со вторым составом. Станцовано было сильно и убедительно, даже не знаю, какой из составов лучше. Второй состав проигрывает первому в плане премьерской харизмы (которую в первом обеспечивали Маша и Филин), но выигрывает в плане актерской игры (силами Яценко, Андриенко, Годовского, Гуревич). Причем первые трое исполнителей танцевали просто несравнимо лучше, чем обычно (Гуревич я раньше почти не видела, так что мне сравнить не с чем).
Яценко (Зина), красивая внешне, танцевала изящно и грациозно. Она убедительно отыграла свой персонаж - скромная и милая в начале спектакля, уверенная прима - в финале, в дуэте с Петром, переодетая Танцовщицей, она хорошо изобразила конкретно Андриенко.
Андриенко (Классическая танцовщица) была обаятельной 'фифочкой', манерной барышней, чем-то похожей на Дачницу (как-никак обе - горожанки в деревне). Общение с колхозниками она явно воспринимала как своего рода 'встречу со зрителями' и старалась быть подобающе вежливой и заинтересованной. В мужском костюме танцевала увлеченно и эффектно. В бравурном танце с Горцами и Кубанцами особенно блеснула (у Маши это тоже был один из самых сильных моментов спектакля).
Годовский (Классический танцовщик) показал большое разнообразие пластических оттенков. В вариации первого акта, где он танцевал на колхозном празднике, было четко видно, где его персонаж 'выступает перед публикой', делает чисто классические движения, а где просто танцует, веселясь как обычный человек, а потом снова вспоминает, что он танцовщик и может делать балетные па. Во втором акте также была четко заметная разница между моментами, где он изображает сильфиду, где - девушку на свидании, где забывает, что он девушка, и ведет себя как мужчина. Понятно, почему Ратманский был от него в таком восторге - Годовский сыграл, по сути несколько разных персонажей, все время переключаясь с одного на другой.
Гуревич (Галя) ярко и с комсомольским энтузиазмом изобразила свой персонаж, ее героиня интересовалась всем происходящим, в начале свидания боялась Гармониста и испуганно хватала за лапу Собаку, а потом увлекалась и лихо отплясывала с ним. Интересно было бы увидеть ее в других сольных ролях.
В прочих ролях в обеих составах было много интересных людей - понравились и Дачники (Меланьин с 'утонченной' Филипповой и Лопаревич а-ля Киса Воробьянинов с разухабистой Зибровой). Хороши были и Подружки Зины, и Горцы, и Кубанцы, и Гаврилыч с колхозными дедками и т.д. Что еще раз показывает, что такому театру, как Большой, нужен разнообразный репертуар, чтобы люди с разными индивидуальностями могли себя показать. Но жалко, что нет приличного Петра, надо искать какое-нибудь юное дарование.

Михаил Александрович, ночная дуэль была - Танцовщица в мужском костюме с пистолетом, Дачник с ружьем, Танцовщик-сильфида заслонил собой Танцовщицу и был успешно 'убит'. Только умирали они, кажется, по-разному - Филин падал на спину и конвульсивно подергивал ногами, Годовский падал на живот и не шевелился. В финале па-де-сис не было, это был скорее массовый танец, довольно короткий, где вокруг четверки главных героев прыгали и Дачники, и Галя с Гармонистом, и прочий народ.

 RE: Светлый ручей
Автор: Элен (194.117.67.---)
Дата:   21 Апр 2003 21:24

Здравствуйте, итак, " Светлый ручей ":
в целом, балет понравился, масса остроумных выдумок и иронии, мягкой, без сарказма и злой сатиры, интересная хореография, кстати, по - моему, очень даже в стиле Ратманского. Артистам, действительно, простор для импровизации и самовыражения, только здесь главное - грамотно использовать свой актерский потенциал и не переигрывать. Только я не совсем понимаю, зачем, во имя чего поставлен спектакль? Для чего все это сделано? Чтобы мы сегодняшние с юмором отнеслись к нам вчерашним? Или просто ни к чему не обязывающаю балетная комедия? И спектакль получился явно невыездным, вряд ли иностранцы поймут подтекст, скорее всего будут серьезно взирать на ударников колхоза и праздник урожая и удивляться этим странным русским, ставящим такую архаику. Хотя все это не умаляет многочисленных достоинств спектакля, отнюдь...

 RE: Светлый ручей
Автор: Катерина К*** (---.cplire.ru)
Дата:   21 Апр 2003 21:47

Всем добрый вечер!

Нууу, добавить к уже сказанному мало что можно :-)) Единодушие в оценках, признаться, вызывает некоторые подозрения :-))

Уважаемая Элен, позвольте ответить на Ваш вопрос (хоть как-то поучаствовать в общем буйстве :-)). Как я это понимаю. Или нет, проще сослаться на уже высказанное Л.Гучмазовой: "и никакой сверхзадачи. И это дико радует!" :-))) (примерно так)... А еще мне мне показалось (после первого и единственного пока просмотра - весьма сумбурного), что в балете кроме подтекста и контекста есть еще и просто текст - весьма оригинальный, кстати.

 Светлый ручей
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   21 Апр 2003 22:44

ЕЛЕНА ГУБАЙДУЛЛИНА
КАРНАВАЛ СИЛЬФИД И КУБАНСКИХ КАЗАКОВ
В Большом театре появился "Светлый ручей", балет на музыку Дмитрия Шостаковича...
'Известия', 22.04.2003
http://www.izvestiya.ru/culture/article32938

Премьера вызвала неслыханный ажиотаж. В зале Нового здания Большого театра не было ни свободных мест, ни свободных ступенек. Ждали тройной интриги. Во-первых, на легендарный балет Дмитрия Шостаковича замахнулся Алексей Ратманский - главная надежда нашей хореографии. С его легкой руки балетные звезды Большого перевоплотились в доярок, трактористов и гармонистов - и публика чуть было не сгорела от нетерпения увидеть любимых солистов в непривычном облике. А третью, пожалуй, самую главную причину успеха объясняет жанр спектакля. "Светлый ручей" - смешной водевиль с переодеваниями. А в балетном репертуаре не так уж много развеселых спектаклей.

"Светлый ручей" родился в тридцать пятом. Казалось, все его создатели были тогда абсолютно счастливы. И Дмитрий Шостакович, сочинивший оптимистичную, игривую, местами даже хулиганскую музыку (тогда композитору не было еще и тридцати). И маститый балетмейстер Федор Лопухов - автор остроумной и живой хореографии (затейливое либретто про колхозные и театральные чудеса он написал вместе с Андрианом Пиотровским). Счастливые артисты с наслаждением танцевали свои партии, спектаклем восторгались зрители и критики. Успешную постановку ленинградского МАЛЕГОТа вскоре перенесли в Большой театр. Но однажды спектакль посетил Иосиф Сталин. И недолгое счастье оборвала назидательная "Правда", беспощадно обличившая "Балетную фальшь". Про статью с таким названием потом упомянули все советские учебники по истории театра и музыки.

Название злополучной статьи стало главной темой балета, только что поставленного Ратманским на основе сохранившегося либретто. Но "Светлый ручей" - балет-перевертыш, следующий законам карнавала. И теперь фальшь стала не недостатком, а достоинством. Оформивший спектакль Борис Мессерер подчеркнул игрушечную сущность балетного колхоза. На фоне аккуратно нарисованного поля проезжают миниатюрные тракторы и пролетают самолетики. Хвастают трудовыми успехами ситцевые сельчане и сельчанки. Лихачат в танце кавказцы, гармонисты, трактористы и местный дед Щукарь. Советские образы превратились в смешные маски вроде арлекинов и коломбин из комедии дель арте. А пышные гирлянды из цветов и колосьев напоминают и об убранстве ВДНХ, и о ярмарочных балаганах. Сценограф не пользовался старыми эскизами, позволив себе лишь одну цитату - щегольские галифе и кепки столичных артистов, приезжающих на концерт в колхоз "Светлый ручей". Костюмы точь-в-точь такие же, в каких в 35-м танцевали легендарные Асаф и Суламифь Мессереры (отец и тетя художника).

Балерина и Классический танцовщик (на премьере эти роли иронично и виртуозно исполнили Мария Александрова и Сергей Филин) привозят в колхоз еще одну "фальшь" - фальшь балетных штампов и театральных спектаклей, воспетую лихими актерскими капустниками. По сути спектакль Ратманского - не что иное, как бесконечный капустник "про балет", обрамленный сочным кубанским весельем. Массовые танцы на Празднике урожая отрабатывают самые банальные формы кордебалетных построений. Разноцветные доярки расходятся на диагонали и собираются в круг, кокетливо перебирают пуантами, совсем как снежинки или лебеди. Откуда ни возьмись появляются опереточно-гротескные Дачник и Дачница (Андрей Меланьин и Любовь Филиппова). Артисты, гармонисты, сельские затейники, агрономы и дачники-интеллигенты флиртуют и дурят друг другу головы.

Но, похоже, вся бестолковая путаница замышлялась ради одной грандиозной пародии. Сергей Филин, переодетый в балерину-сильфиду, паясничает от всей души. А колхозная затейница Зина (поэтичная и воздушная Инна Петрова) неожиданно оказывается балериной настоящей. Это обстоятельство помогает ей вернуть внимание мужа-агронома, заглядевшегося на приезжую артистку (Юрий Клевцов танцует Петра по-комсомольски отчаянно). Немалую долю сюра добавляют и тракторист, разъезжающий на велосипеде в шкуре собаки, и дачница, переодетая в костюм Кармен, и яростные негодования комического ревнивца Гармониста (яркая роль Геннадия Янина - несомненная удача спектакля), и бутафорские выстрелы, попеременно сражающие всех горе-влюбленных. Неразбериха стоит такая, что в начале нового скетча уже не помнишь о том, что было несколько секунд назад.

Тем не менее жизнерадостный балет Алексея Ратманского хочется хвалить, несмотря ни на что. Ведь "Светлый ручей" - карнавальный балет-перевертыш, игриво путающий недостатки и достоинства.

 Светлый ручей
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   21 Апр 2003 23:44

Владимир КОТЫХОВ
Аморальный 'ручей' бьет фонтаном
В Большом танцуют все... колхозники
Московский Комсомолец, 22.04.2003


В этом коктейле смешались самые немыслимые ингредиенты: что-то от фильма 'Кубанские казаки', почти натуральная 'Девушка с веслом', снопы колосящейся пшеницы, немного от советского агитационного фарфора, почти настоящий фонтан 'Дружба народов' и множество танцев - от кадрили до па-де-де из 'Жизели'. Все это - балет Дмитрия Шостаковича 'Светлый ручей', на премьере которого в Большом театре побывал Владимир КОТЫХОВ.

'Светлый ручей' впервые увидел свет рампы в 1935 году, а через год был сброшен с корабля современности. Авторов (композитор Дмитрий Шостакович, балетмейстер Федор Лопухов) обвинили в легкомысленном отношении к такой серьезной теме, как созидательная жизнь советского колхоза. Редакционная статья в 'Правде' - 'Балетная фальшь' - на долгие годы отбила охоту у кого-либо обращаться к балету со столь аморальной для социалистического отечества репутацией.

Нынешние создатели спектакля - хореограф Алексей Ратманский, художник Борис Мессерер, дирижер Павел Сорокин - решили не отказываться от того легкомыслия, за которое когда-то разругали 'Ручей', а представить его во всем танцевально-художественном фейерверке. Те, кто ищет в балете драматургического смысла или логики повествования, могут спокойно отдыхать. Ничего подобного в 'Ручье' не разглядишь в самый мощный телескоп, но что касается азарта, хореографического стеба и великолепных актерских работ, то этого тут от души. Танцуют все: доярки, трактористы, горцы, кубанцы, некий инспектор по качеству, пожилой дачник и молодящаяся дачница, агроном Петр, затейница Зина и, конечно, классические танцовщица и танцовщик...

Повод для танцев весьма серьезный: в кубанском колхозе 'Светлый ручей' закончились уборка хлебов и осенний сев. Как не оттянуться по полной программе, к тому же поздравить колхозно-совхозных товарищей приезжает из города бригада артистов... И пошло-поехало: танцы, шманцы, обжиманцы, лямуры, переодевания - сплошная танцевальная вакханалия! Хореограф отщипывает ото всего по чуть-чуть: кадрили, лезгинки, танго, акробатики, классического танца, затем это все перемешивает, слегка приправляет перцем, пряностями, добавляет чуть-чуть соли - и на сцене кипит танцевальный беспредел. Острый, динамичный, смешной.

При виде мужественного премьера Большого театра Сергея Филина, переодевшегося в наряд Жизели-вилисы, зал взрывается хохотом. В трактовке Филина и Андрея Меланьина (Пожилой дачник) этот древний как мир трюк с переодеванием юноши в женский наряд выглядит смешно, но элегантно. Невозмутимая мимика Филина, его тяжелокрылые пролеты над сценой, ноги в атласных балетных туфлях сорок третьего размера, мощная спина в нежном обрамлении газовых рюшек приводят зрителей в экстаз. Особенно, когда Филин, жеманно сжав губки и свернув мускулистые руки над головой корявым кренделем, 'робко' отбивается от любовных притязаний Меланьина. Мария Александрова (Классическая танцовщица) - это порох, огонь, ракета. Александрова демонстрирует феерическую технику и редкий сценический темперамент. Ее танцовщица пронзает сцену острыми как бритва прыжками, ввинчивается в пол стальными пуантами, летит в руки партнера в акробатической рыбке. Затейница Зина в исполнении Инны Петровой трогательна, мила и грациозна. В танце Петровой удачно соединяются стилизация под комсомолку тридцатых годов и балеринский шарм. Почти у каждого из персонажей есть свой ударный эпизод в спектакле, свой небольшой бенефис. И артисты увлеченно его отыгрывают. Это Юрий Клевцов (агроном Петр), Геннадий Янин (Гармонист), Любовь Филиппова (Молодящаяся дачница); Ксения Пчелкина (школьница Галя) и неподражаемый Андрей Меланьин - в интеллигентских очках, на велосипеде и с ружьем наперевес.

Художник спектакля Борис Мессерер одел 'Ручей' в поражающие красочностью наряды. То это сочные, спелые, горящие золотом декорации первого акта, то веселенький ситчик занавесов или монументальный фонтан 'Дружба народов', а то появляются огроменных размеров фрукты и овощи - огурцы, груши, тыква и даже мощный, величиной с небольшой дачный домик арбуз. Отдельные аплодисменты - дирижеру Павлу Сорокину и оркестру Большого, представивших музыку Дмитрия Шостаковича во всем ее искрометном блеске.

 RE: Светлый ручей
Автор: Катерина К*** (---.p9.col.ru)
Дата:   22 Апр 2003 00:09

Про отсутствие драматургического смысла и логики повествования - это Котыхов загнул. Не надо было все-таки идти в театр с телескопом... И вообще, расхвалили, называется! "Генеральная линия партии" в этот раз, видать, гласит, что балет яркий, смешной - нам нравится, но ни смыслу в нем, ни стиля, ни других признаков искусства... Не согласна.
Да, а Филина ВК описал так, что если б не назвал фамилии (а я б не знала, кто танцевал), ни за чтоб не догадалась, о ком речь!..

 RE: Светлый ручей
Автор: Olga (62.118.227.---)
Дата:   22 Апр 2003 00:45

Видела второй состав с Яном Годовским, Еленой Андриенко, Непорожным и Яценко.
Очень понравился Ян Годовский, про которого Ратманский говорил, что только один он был все полтора меяца на репетициях и строго следовал идее хореографа. Как он был точен в этой характерной роли, как воздушно летал Сильфидой ! Просто душечка ! Но я теперь захотела увидеть и первый состав, все-таки энергетика у Сергея Филина и Маши Александровой будет посильнее. И почему-то я представила Николая Цискаридзе в этой роли Классического танцовщика - вот где была бы удача! Думаю зал ревел бы от восторга. Помните, мы смотрели запись на прошлогоднем вечере "Балетные шутят" - как Мануэль Легри и Владимир Малахов "отрывались" в женских нарядах ! По-моему, зал даже стонал от восторга.
Елена Андриенко была хороша, но в конце второго акта начала немного "мазать". Остальные танцовщики тоже были где-то хороши, где-то ничего. В конце я стала немного уставать от такой суеты и некоторого "переигрывания" (пожилые дачники). Мне показался спектакль даже немного затянутым. А в целом конечно же большая удача, и большой подарок московским танцовщикам - есть где разгуляться в прямом и переносном смыле.

 Билеты на Королевский балет
Автор: Olga (62.118.227.---)
Дата:   22 Апр 2003 00:50

Кто знает - начали продавать билеты на гастроли Лондонского Королевского балета? Какая ситуация с билетами? Поделитесь, пожалуйста, кто знает.

 Светлый ручей
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   22 Апр 2003 03:55

Майя Крылова
ШУТКА ЮМОРА
Премьера балета "Светлый ручей" в Большом театре
'Независимая газета', 22.04.2003
http://www.ng.ru/culture/2003-04-22/7_ballet.html

Спектакль в постановке Алексея Ратманского - та же по-своему органичная смесь стеба с ностальгией, которая подвигла телевидение на "Старые песни о главном", Бориса Гребенщикова - на фильм "Два капитана-2", а режиссера Александра Тителя - на оперу "Золотой петушок" в Музыкальном театре, где персонажи одеты советскими дворниками а-ля Ильф и Петров. В новый "Светлый ручей" стеклись традиционная комедия положений, стиль и форма "реалистического" "драмбалета" 30-50-х, воспоминания о шутовстве деда Щукаря из романа Шолохова и неизбежная ирония наших дней по поводу натужного советского оптимизма. Но главное, что хотел сделать хореограф, - это склониться в уважительном реверансе перед авторами первого "Ручья" 1935 года, которые на словах ставили идеологически выдержанный спектакль, а на деле сочинили многоликий танцевальный дивертисмент. Искать в таком балете подобие реальной деревни тридцатых годов - то же самое, что исследовать Прованс двенадцатого века по "Раймонде" или немецкое Средневековье по "Жизели". Либретто о приезде городских артистов в кубанский колхоз (специально оставленное без изменений) напоминает пародию на мексиканский телесериал. Для Ратманского это плюс, а не минус - можно поразвлечься. На гребне театральной интриги сочинить сложную (не чета "драмбалетам") классическую лексику, заправленную в нужных местах легкой имитацией "производственных процессов", совсем не по старинке соединить россыпи танцующих масс, тонко скрестить цитаты из собственных и чужих спектаклей, поставить уморительный мужской танец на женских пуантах.

Сценограф Борис Мессерер отдал дань уважения отцу, выдающемуся советскому танцовщику Асафу Мессереру, танцевавшему в старом "Ручье". Удачны занавесы к балету: черно-белый, расписанный лозунгами и газетными цитатами сталинской эпохи, и цветной, в котором земной шар "сшит" из веселенького расписного ситчика. Менее удались декорации - сады с плодами, сыплющимися из рога изобилия (первый акт), и неуместно унылый кипарисовый парк, украшенный гигантской девушкой с веслом (второе действие). Еще до премьеры "Светлого ручья" можно было предположить, что на сцене появится нечто вроде ВДНХ глазами нашего современника. У Мессерера получилась одномерная сатира на фонтаны "Дружба народов" и "Золотой колос". Костюмы персонажей специально цитируют одежды героев первого "Ручья", но в моменты массовых танцев налицо эффект "пестрого на пестром".

Бутафорское изобилие балета не дает забыть о хорошо знакомых фильмах. Но сходство с "Кубанскими казаками" - кажущееся. В веселом кино из всех щелей лезла невеселая пропаганда, в "Ручье" царит кристально чистая водевильность. Недаром многие мизансцены заканчиваются прямым обращением к зрителям в виде пластических "привет, привет!", а в последний момент спектакля, после заключительного общего танца, колхозники и горожане дружно валятся набок, словно устав от собственного комикования. Все атрибуты соцреализма, от тракторов на заднике в начале до парада овощей в конце - лишь повод для полуцирковых гэгов и доброго смеха, сводящего социальный подтекст к минимуму. И если подтекст все же чувствуется, то не больше, чем заложено в выразительнейшей партитуре Дмитрия Шостаковича. На своем, гениальном, уровне композитор продолжает традиции старинных балетов, его сочинение танцевально, как у какого-нибудь простецкого Минкуса в "Дон Кихоте". А какое эмоциональное изобилие! Лирические вариации для классических танцовщиков (два развернутых адажио - виолончельное и валторновое), оптимистические мелодии для колхозных плясок, пародийные мотивы для розыгрышей с переодеваниями. Зато и от артистов требуется особая чуткость: не просто играть в танце, а в меру наигрывать, чтобы жесты, позы и ракурсы слегка "зашкаливали".

Классическая танцовщица Марии Александровой, нарочито томный Классический танцовщик Сергея Филина и нарочито решительный - Яна Годовского из второго состава, бесподобный байронический Гармонист Геннадия Янина, старик Гаврилыч от маститого Владимира Моисеева и молодого Егора Симачева, доярка Анастасии Яценко, нежно молодящаяся дачница Любови Филипповой и дачница-"львица" Ирины Зибровой, школьница Галя Ксении Пчелкиной и особенно Дарьи Гуревич. Эти солисты сполна донесли до публики дух лирической буффонады, которая придется по сердцу современному зрителю. А приход в театр товарища Сталина, чтобы еще раз запретить "Светлый ручей", к счастью, не предвидится.

 RE: Светлый ручей
Автор: I.N.A. (---.dyn.optonline.net)
Дата:   22 Апр 2003 08:28

Некоторые впечатления в прямом смысле на лету: попыталась сформулировать их в длинном и нудном перелете. Признаюсь, воспоминания о 'Светлом ручье' скрасили этот полет, поскольку ни одна из предусмотренных развлекательных систем (ни видео, ни аудио) на борту не работала. Самолет, как все, наверное, догадались, принадлежал компании 'Аэрофлот'. В багаже моем были воспоминания о почти трех виденных мной спектаклях - двух генеральных и премьере (почти трех, поскольку первую генеральную из-за совещания досмотреть не удалось). В Интернете встречались мнения, что больше одного раза балет смотреть не пойдешь. Я смотрела три дня подряд (!) и нисколько не скучала. Этот глагол вообще со 'Светлым ручьем' не вяжется. А ходить часто: Так я и на 'ЛО' Григоровича не могу ходить без конца. На первом просмотре на меня неожиданно так много обрушилось - музыки, характеров, движений, что многие детали сумела схватить только с второго-третьего захода. А спектакль очень тщательно разработан - много действующих лиц со своей хореографической характеристикой, четко выстроенные многочисленные мизансцены, яркое (иногда чрезмерно) оформление.

В каждом из составов были яркие танцевальные и актерские работы. Безусловное предпочтение отдаю Затейнице-2, поскольку Яценко, на мой взгляд, стилистически гораздо точнее и актерски убедительнее. Филин меня просто очаровал, а в облике Сильфиды заставил так рыдать от смеха, что сидящая впереди меня Семеняка несколько раз осуждающе оглянулась с брезгливым выражением лица. Похоже, ей балет не приглянулся, а присутствовала она из-за своей ученицы Меськовой, как-то неожиданно потерявшей свою девичью тонкость-звонкость. Кажется, мне стало понятно, отчего так хвалил Ратманский Годовского. Он очень старательно и послушно вжился в пластику Ратманского. А его Сильфида тоже была по-своему уморительна, при том что еще и наворачивала, как мне показалась, более сложные женские па. Но у Филина было больше актерских нюансов - чего стоит хотя бы эпизод, где он просит у дачника фляжку, пытается из нее по-мужски отхлебнуть, но, спохватившись, не только принимает сильфидную позу, но и жеманно оттопыривает при этом мизинчик. Кстати, на премьере по сравнению с генеральной репетицией в партии Классического танцовщика и в его костюме произошли изменения. В апофеозе его вновь одели в бриджи, хотя по сюжету он должен быть в сценическом костюме - ведь специально приехал, чтобы выступить перед доблестными тружениками села. Годовский на репетиции был одет в черный колет и белую рубашку с пышными рукавами (a la' граф Альберт), но при этом по старомодному не просто в трико, а каких-то трусах - точь-в-точь, как на старой фотографии в буклете. А его сольную вариацию то ли перенесли, то ли вовсе убрали, хотя, опять же по сюжету, она должна быть.

Что касается Классической танцовщицы, то безусловное предпочтение отдаю Маше Александровой. Технически она провела свою партию просто феерически. Она и выглядит поставленной на нее - все эти прыжки в лёт, в одно касанье, бешеный темп, четкость вращений, 'рыбка' без всякой оглядки... И актерски вполне меня убедила. Она ведь 'советская звезда' и потому, несмотря на лоск столичной 'штучки', не может не отнестись со всей душой к подруге детства. Да и можно ли под такую музыку 'снимать скальп' с мужа подруги и вешать его в своей спальне в виде очередного трофея?! Впрочем, жанр водевиля, как мне кажется, развития характеров особо не предполагает... Балет на самом деле населен множеством вечных как мир образов. Гармонист в исполнении Янина (безусловная удача!) мне, например, навеял параллели со слугой Раневской из 'Вишневого сада', вернувшимся в родные края якобы с европейским лоском. Пронин был тоже хорош, но он был местный, а не залетный гармонист. Да и сюжетная конструкция балета отнюдь не нова. Просто так уж получилось, что она развивается на фоне советских 'реалий'. Конечно, та же коллизия, перенесенная в наши дни, вряд ли закончилась бы жизнеутверждающим апофеозом, но к тому обязывает музыка. И тут вслед за многими хочу восхититься абсолютным балетным слухом Алексея Ратманского, который наделил каждую ноту своим движением и из музыки сделал не подкладку к сшитому им пальто, а искусно вплел хореографическую ткань в богатую музыкальную. Так что получилось единое целое.

Конечно, мне безумно жаль, что не все наши лучшие танцовщики/цы захотели выступать в этом спектакле. Так и видела Галину Степаненко, когда Зина наворачивала одну серию фуэте за другой. Отважусь на еще более буйные фантазии - думаю, что прекрасным Петром мог стать Андрей Уваров. Партия эта, на мой взгляд, технически и хореографически гораздо заковыристей партии классического танцовщика, правда, не нужно владеть пальцевой техникой. А в 'Снах' и 'Лее' он показал, что при желании может скинуть с себя обличье привычных принцев. Безусловно, приходила в голову мысль и о Николае Цискаридзе с его талией и пластикой - при условии, что он побрился бы прямо в кулисах перед выходом Сильфидой:). Что до вывоза балета за рубеж, то наши и эксклюзивную 'Дочку' не умеют вывозить, а Мариинка, показывая 'Манон' в Англии, 'возит уголь в Ньюкастл'. И ничего.

 RE: о билетах
Автор:  Ирина (---.elektra.ru)
Дата:   22 Апр 2003 09:38

По поводу билетов на гастроли Лондонского балета.
На открытие (20-е) вчера-позавчера уже продавали. Билеты дорогие, 2 ряд 4 яруса и 2 ряд лож 2 яруса - 800 р. Сколько стоят хорошие места боюсь и предположить, не спрашивала. В кассе сказали, что на закрытие билеты тоже будут дорогие, на остальные спектакли - подешевле. Больше, насколько я поняла со слов кассира, пока ни на что не продавали.

 Светлый ручей
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   22 Апр 2003 20:40

Москвичам не интересно, но для тех, кто далеко... По адресу http://www.rambler.ru/db/news/msg.html?mid=3375242&s=10336 под кнопкой Видеоматериал - небольшой клип, фрагменты 'Ручья' из передачи ОРТ в день премьеры. Можно получить представление хотя бы о костюмах Маши, Сергея и других, о паровозике и т.п.

 Светлый ручей
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   23 Апр 2003 02:58

Анна ГАЛАЙДА
КОЛХОЗНАЯ ПЕСНЯ
"Светлый ручей" в Большом театре
'Ведомости', 23.04.2003
http://www.vedomosti.ru/stories/2003/04/23-38-02.html

На Новой сцене состоялась премьера балета "Светлый ручей" Алексея Ратманского. В нем хореограф совместил и уважение к истории Большого - которой театр так дорожит, что за несколько десятилетий едва не окостенел в верности традициям, - и собственное видение светлого балетного пути.

В современную эпоху тотального дефицита хореографов 34-летний Ратманский превратился в "Скорую помощь" для ведущих российских балетных трупп. Обычно его зовут после изматывающего сотрудничества с западными классиками, фантазия которых неизменно отказывается укладываться в рамки предварительных договоренностей. Поэтому сил на почтительное отношение к соотечественнику, пусть и ставящему для Балета Сан-Франциско, Шведского королевского балета и даже возведенному в ранг рыцаря ордена Датского флага (по совместительству с балетмейстерской работой Ратманский - премьер Королевского балета в Копенгагене) , не остается: его загоняют в рамки производственной необходимости, то вставляя в руки готовый сюжет и музыку, заказанные для каких-нибудь гастролей, то благотворительно расчищают для танцев пять метров сцены, загруженной самовыражающимся художником, то вообще предлагают подстроиться под чужой канкан идей. И Ратманский вдохновенно, в "окнах" между собственными выступлениями, производит очередного фаворита национальной театральной премии "Золотая маска" (впрочем, по каким-нибудь недоступным логике соображениям она почти всегда в последний момент уплывает в другие руки).

"Светлый ручей", вопреки традиции, оказался выбором самого Ратманского. Услышав диск Геннадия Рождественского с записью этого балета Шостаковича, который в 1935 г. был раздавлен определением "балетная фальшь" в передовице "Правды", хореограф чуть ли не год убеждал Большой театр в жизнеспособности спектакля о колхозе 30-х гг. Самыми недоверчивыми в этой ситуации оказались балетные звезды, в ходе постановочных репетиций одна за другой срывавшиеся с орбиты спектакля. Никакие ссылки на имена Лепешинской, Ермолаева, Моисеева, Суламифи и Асафа Мессереров, танцевавших в свое время главные партии в "Светлом ручье", делу не помогли: мало кто из премьеров осмелился увидеть себя не в пачках и трико, а в пестреньком ситчике. Впрочем, Ратманский известен тем, что ногами рядовых тружениц кордебалета способен сделать спектакль на зависть "божественным". Так же, как и своей любовью к играм с историей и в историю. Его дар оказался заразителен: на польках и фокстротах Шостаковича оркестр под руководством дирижера Павла Сорокина "оторвался" так, будто это Дунаевский, а художник Борис Мессерер (отец и тетка которого в ролях Классических танцовщиков украшают рекламный плакат премьеры) , сначала расписав монохромный увертюрный занавес лозунгами "Каждая кухарка должна научиться управлять государством! ", "Доярки, добьемся высоких удоев от каждой фуражной коровы! ", "Беспощадно громить и корчевать троцкистско-бухаринских выродков! ", "Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы! ", потом разрисовал задники золотящимися нивами, пустил по ним "живые" трактора и самолетики, а в колхозном парке воздвигнул собственный вариант девушки с веслом.

Сам Ратманский, пересказывая историю о том, как в колхоз приехала бригада столичных артистов и как жена агронома Петра затейница Зина оказалась профессиональной балериной, параллельно с удовольствием реконструировал историю советского балета. Для этого ему не пришлось овладевать профессией хореографа и копаться в пыльных гарвардских архивах. Просто из своей генетической памяти он извлек спортивные пирамиды, азарт поставленных Игорем Моисеевым парадов физкультурников на Красной площади, кинохронику танцев Ольги Лепешинской и Петра Гусева - немыслимые "рыбки" вниз головой, фотографии Викторины Кригер, танцующей лезгинку на каком-то военном корабле. Впрочем, аутентичное воспроизведение стиля 30-х для Ратманского столь же бессмысленно, как и социологическое исследование советского колхоза в балете. И его балет выстроен по всем классическим канонам: пожилые колхозницы, как принято в респектабельных старинных балетах, вальяжным пешеходным шагом прогуливаются под задником, молодые вылетают на сцену общим огромным jete и дружно передвигаются акробатическим колесом, встретившиеся после многолетней разлуки подруги общаются на языке глухонемых - на самом деле традиционной балетной мимикой. Петр объясняется в любви гастролерше, приложив ладони к сердцу (Юрий Клевцов идеально соответствует этой роли по темпераменту и фактуре) , гастролерша - разумеется, балерина и демонстрирует темперамент, как и во времена Кшесинской, виртуозным соло на фоне кордебалета танцующих мужчин (Марии Александровой это удалось блестяще) , а интрига раскручивается при помощи переодевания - Классический танцовщик является на свидание в костюме Сильфиды (Сергей Филин в этой роли круглил ручки корзиночками поточнее сильфид-женщин и, даже пародируя балетные штампы, не забывал об идеальной чистоте позиций).

Во взгляде Ратманского не отразилось никакого обличения нашего советского прошлого - его кубанский колхоз "Светлый путь" имеет те же географические координаты, что и пейзанская деревня на границе Силезии в "Жизели". Видимо, поэтому публика реагировала на него, как на фильм "Кубанские казаки", - предпочитая хохотать над водевилем и оставив истории ее трагические реалии.

 RE: Светлый ручей
Автор: Катерина (---.ibrae.ac.ru)
Дата:   23 Апр 2003 10:51

Здравствуйте уважаемые форумчане.
Наверно глупо спрашивать, но нет ли у кого лишних двух
билетов на 24 "Светлый ручей".
Спасибо.

 Собор
Автор: Arina (---.rmt.ru)
Дата:   23 Апр 2003 15:35

1 мая, в честь праздника мира и труда, планируется ввод Маши Александровой в "Собор Парижской Богоматери" Эсмеральдой.

 RE: Собор
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   23 Апр 2003 15:48

Арина, спасибо. На официальном сайте тоже объявлен состав: Квазимодо - Цискаридзе, Эсмеральда - Александрова, Феб - Непорожний, Фроло - Годовский.

 RE: "Светлый путь" или "Чистый руче
Автор: Катерина К*** (---.cplire.ru)
Дата:   23 Апр 2003 18:05

... а также лишних двух билетов на 27-е?... Этот вопрос, вероятно, еще глупее...

 RE: "Светлый путь" или "Чистый руче
Автор: Inga (---.dialup.mtu-net.ru)
Дата:   23 Апр 2003 19:00

Смотрела вчера 'Светлый ручей' с Петровой-Клевцовым и Шипулиной-Скворцовым. На этот раз самыми интересными были исполнители ролей поменьше. Очень понравился Болотин (Тракторист), первый парень на деревне и замечательная Собака. Прекрасно выступил Савин (Гармонист), изобразивший темпераментного цыгана. Хороша была Ирина Яценко (Галя), Филиппова-Дачница понравилась даже больше, чем на премьере.

Петрова и Клевцов выступили примерно так же, как и в первый день - добросовестно, но не возбуждающе. Шипулина показала прекрасные линии, глянцевый блек и почти полное отсутствие актерских способностей. В первом акте она пыталась играть, но переигрывала, к тому же на ее личике царила совершенно идиотская улыбка, так что Танцовщица получилась даже не манерная, а откровенно слабоумная. В мужском костюме, слава богам, она перестала впадать в крайности и выглядела гораздо приличнее, а в сцене дуэли она мне совсем понравилась. Скворцов в первом акте не запомнился, а во втором серьезно играл сильфиду и был совсем не смешной.

Этот балет я посмотрела уже три раза, и он мне вовсе не наскучил - наоборот, на повторных просмотрах я замечаю детали, которые не заметила на премьере. К тому же в первый день у меня было ощущение, что в спектакле маловато танца, а сейчас начало казаться, что с этим все нормально. Простота хореографии Ратманского обманчива.

На спектакле присутствовала г-жа президент Индонезии, так что перед театром поставили оцепление. Билетов не было ни в кассах, ни даже у спекулянтов, лишние билетики спрашивали еще в метро. Я такого ажиотажа ни разу не видела. Это теперь на все спектакли так, или дело конкретно в "Ручье"?

По поводу того, что 'Ручей' невыездной - дело только в менеджменте. Это ведь можно подать как русский национальный балет, экзотика в русском (советском) стиле - такое на Запад продается хорошо, на Арбате полно матрешек с Лениным и др. Возил же Стасик на Запад 'Снегурочку', а Киров Балет в 60-е - 'Каменный цветок', так почему бы и 'Ручей' не свозить? В сюжете балета ничего специфического нет, такая история где угодно могла произойти. Хотя надо учесть политическую ситуацию - западные критики скорее всего заклеймят спектакль как балетную фальшь и клевету на советскую действительность, на Западе ведь точно знают, что в те годы 100% населения было расстреляно, а эти русские своим спектаклем врут, что тогда было весело! Хотя это создаст спектаклю дополнительную рекламу (если, конечно, не запретят к показу по политическим соображениям).

Если руководству БТ нужны выездные спектакли, то зачем они каждый год возобновляют балеты Григоровича? Всем известно, что Грига на Западе не любят и его имя на афише - гарантия скептического отношения критиков и зрителей, но тем не менее БТ восстанавливает работы Грига и упорно пытается продавать их на Запад, напоминая того пьяного из анекдота, который искал ключи не там, где он их потерял, а там, где светлее.

 "Светлый ручей"
Автор: Михаил Александрович (---.dyn.optonline.net)
Дата:   24 Апр 2003 00:08

Виолетта МАЙНИЕЦЕ
"СВЕТЛЫЙ РУЧЕЙ" БЕЗ МИЧУРИНА
Балет Д.Шостаковича в Большом театре
'Культура', 24704-7.05.2003
http://www.kulturagz.ru/RUBRIKS/P1/Rubrik1_index.htm


"Светлый ручей" (1935) Дмитрия Шостаковича и Федора Лопухова - произведение знаменательное. Третий по счету балет композитора, сочиненный следом за быстро выпавшими из репертуара "Золотым веком" и "Болтом", он поначалу был восторженно принят в Ленинграде, а после премьеры в Большом (30 ноября 1935 года) и в Москве. И вдруг в феврале 1936 года, будто гром с зимнего неба, грянула редакционная статья в "Правде", разнесшая в пух и прах милый, беспретенциозно-танцевальный водевиль из жизни кубанского колхоза "Светлый ручей", куда на праздник уборки урожая прибыла пара столичных классических танцоров. Его создателей шельмовали за "балетную фальшь" и издевательство над светлыми идеалами тружеников села. "Авторы балета - и постановщики, и композитор - по-видимому, рассчитывают, что публика наша так нетребовательна, что она примет все, что ей состряпают проворные и бесцеремонные люди", - гласит цитата из непререкаемого вердикта правдинцев, написанного под диктовку куда более высоких и грозных сил. С тех пор к проклятому Советской властью балету больше никто не обращался. О нем словно позабыли, притом втихую растаскивая его яркую музыку для концертных номеров и популярного в свое время балета К.Боярского "Барышня и хулиган".

Пару лет назад, нападая на Пуни и его несчастную "Дочь фараона", тогдашний директор Большого Геннадий Рождественский порекомендовал к постановке "Светлый ручей" - Шостакович, а не какие-то ремесленники! Да и комедия (их почти нет!) позарез нужна. Сказано - сделано - начались переговоры с "импортным" балетмейстером - нашим соотечественником Алексеем Ратманским, который, поколебавшись, дал свое согласие. Хотя за прошедшие годы Рождественский из театра ушел, его задумка теперь воплощена на Новой сцене Большого. И, словно восстанавливая историческую справедливость, художником был приглашен Борис Мессерер, так как его родные - Суламифь и Асаф Мессерер танцевали классическую пару в напрасно загубленном балете. Сейчас их фотография красуется на премьерной афише.

В порыве борьбы против ремесленников Рождественский упустил из виду, что в 30-е годы сам Шостакович был толерантнейшим "балетоманом", за шесть лет сочинившим три партитуры, - в финале в "Ручей" стеклись лучшие номера предыдущих работ. "Музыка, на мой взгляд, весела, легка, развлекательна и, главное, танцевальна. Я намеренно старался найти здесь ясный, простой язык, одинаково доступный для зрителя и для исполнителя. Танцевать на ритмически и мелодически рыхлом материале, по-моему, не только трудно, но просто невозможно", - тогда писал сам Шостакович. Его партитура, брызжущая подозрительным оптимизмом, ежесекундно рискующим "выродиться" в сатирический гротеск (эту тенденцию учуяли давние хулители) представляет собой сюиту из бытовых танцев с редкими отрывками лирической музыки. У оркестра под управлением Павла Сорокина она звучит выразительно, красочно и полновесно.

Очевидно, вышеназванные качества музыки Шостаковича особенно импонировали Ратманскому, который лучшие свои постановки осуществил именно в легком жанре. Номерную по структуре партитуру ужали до двух актов, сохранив притом старое либретто Андриана Пиотровского и Федора Лопухова, хотя, по мнению рецензентов 30-х годов, "музыка и либретто органически не связаны" (В.Голубов) да в нем есть что-то "от прошлого дачного водевиля, от летней провинциальной халтуры" (Ю.Слонимский). Но оно вполне устраивало постановщика, хотя его типажи лишены ярко выраженных характеров, а фабула - последовательности. Зато налицо три пары хрестоматийных "влюбленных" - классики, лирики, комики, да всевозможные розыгрыши с переодеваниями. На этом материале постановщик создал вереницу танцевальных миниатюр и дивертисментов с явными признаками балетного "капустника", многие остроумные находки которого, как и комические парафразы высокой классики, оценить по достоинству способны лишь профессионалы.

Если Ратманский сознательно "подался" в направлении бесшабашного водевиля, то Борис Мессерер предпочел сатиру и гротеск. Увы, они прошли мимо друг друга. Художник нарядил колхозниц в яркие расписные ситцы да еще повесил броские задники. Ягодно-фруктовое изобилие в духе "сталинского ампира" украшает пандусы и кулисы. Летают тракторы и самолеты, единственный вагон тянет пыхтящий паровоз. В саду на берегу пруда в лунном свете серебрятся громоздкие статуи спортсменок да комсомолок. А в апофеозе на сцене появляется даже фонтан "Дружба народов" с ВДНХ. Дух захватывает от такого изобилия да в глазах рябит от разноцветья русского поля. По замыслу художник решил собрать воедино все нелепости эпохи, да разом, как Гоголь, их осмеять. Но сатиры не получилось, зато в полный восторг пришла неискушенная публика, что заранее никак не было предусмотрено.

Сценическая картина у Мессерера, несомненно, получилась в духе 30-х, но художник не учел, что балет - далеко не парадная станковая живопись тех лет - в балете еще и танцевать надо! Да так, чтобы видно было - на то он и балет, а не центральный выставочный зал. Благодаря столь высокохудожественному фону, как водой смыло изрядное количество хореографических изысков: в массовых полевых сценах не видно ни pas, ни рисунка, смотри хоть анфас, хоть сверху. Счастливое исключение - последняя интермедия, когда по авансцене девушки бодро несут огурец длиною в два метра, бойкие парни катят тыквы внушительных размеров, а с полосатым арбузом "в три роста" еле управляются два дюжих молодца (говорят, у Лопухова "ожившие" овощи еще и танцевали!).

Удрученный горьким опытом общения с великими мастерами в лице Михаила Шемякина с его петербургским "Щелкунчиком", Алексей Ратманский теперь индифферентно уважает "авторское право" художника. Чему быть, того не миновать - свое я сделал! Позиция, конечно, понятная, но обидная, не идущая на благо общему делу.

Иначе сложились отношения балетмейстера с солистами и кордебалетом. Ратманский - москвич по воспитанию, многие его хорошо знали по предыдущим работам в Большом - у него тут же возник тесный творческий контакт с нашей не всегда сговорчивой труппой. Предложив молодым артистам небольшие сольные партии, он поощрял находчивость и творческую инициативу. В балете немало красочных жанровых сценок, среди которых особо выделяется "Танец тракториста и доярки" - тут очень хороши А.Яценко (доярка) и ее на все смешно реагирующая "составная" корова. Среди всякой "живности" мила громко лающая "собака" (В.Жидков), с поводком в зубах разъезжающая по сцене на велосипеде. Занимательны и миниатюры-розыгрыши - квартет соблазнителей и соблазненных, среди героев которого - пара пожилых дачников да переодетые классические танцоры (он порхает сильфидой, она лихо пляшет в мужском костюме). В финале, после разных комических перипетий, к ним присоединяются гармонист, тракторист в песьей шкуре и инспектор по качеству - хитрый Гаврилыч в черной хламиде да с косой в руках. Он-то и возглавляет "макабрический" танец смерти, проходящий под превеселые мотивчики.

Наш "Ручей" скорее бурлящий, чем светлый - менее всего удались лирические сцены, особенно та, что идет следом за упомянутым убойным ансамблем (тут явный драматургический прокол). Как по сути, так и то тексту, хотя он преднамеренно насыщен разными ударными трюками 30-х годов (акробатические поддержки, лихие "рыбки" с пролетом и т.д.). Тут была бы к месту та озорная виртуозность, которой, судя по ее умопомрачительным вальсам и этюдам, обладала Ольга Лепешинская.

В первом составе центром спектакля является Мария Александрова в партии классической танцовщицы: уверенно танцует, убедительно, но без нажима играет, пикантно смотрится в мужском костюме. Наконец-то до комедии жадно дорвался и "вечный принц" - обаятельный Сергей Филин (классический танцовщик). Надежный партнер в дуэтах с Александровой, он от души дурачится, разыгрывая танцующую на пуантах кокетливую "сильфиду", а потом тут же по-мужски прикладывается к фляжке со спиртным. Особенно запоминаются его первые две пробежки, когда, нарочито громко шлепая ступнями, он "романтическим видением" проносится через сцену. Более рациональна, суха, расчетлива гротескная "сильфида" Яна Годовского - тут меньше актерской отсебятины, зато, что ценно, точнее танцевальный текст.

Еще многие актеры достойны упоминания и благодарности, хотя в азарте игры они часто забывали и про позиции, и про чистоту классического танца:

"Светлым ручьем" Большой театр никого не догнал, никого не перегнал, как непременно требовалось в 30-е годы. Что выросло, то и выросло в Большом на наших кубанских нивах. По сути - танцевальный водевиль без куплетов, зато с лаем собаки. Над таким урожаем можно от души посмеяться, как и поступает зрительный зал. В новой московской постановке можно найти все, что угодно, - нет разве что Мичурина, упавшего с клубники: